Синдром Мюнхгаузена делегированный. Что это такое, лечение, психиатрия

Синдром Мюнхгаузена

Стойкое симулятивно-психическое расстройство, при котором человек преувеличенно изображает наличие у себя симптомов заболевания, называется синдром Мюнхгаузена.

Психическое нарушение считают пограничным.

Такие люди преследуют только одну цель – привлечь внимание окружающих.

Синдром сопровождается ложью о своем истинном состоянии, что значительно затрудняет постановку диагноза. Больные выдумывают несуществующие заболевания, сами себе назначают лечение, могут вызывать рвоту, наносить себе травмы – привлекая внимание окружающих.

Впервые синдром был описан английским врачом Р. Ашером, а свое название получил по имени одноименного барона.

Этот синдром ставится только при крайней форме имитации, которая ухудшает качество жизни больного и делает вымышленные болезни единственной целью пациента.

Важные факты о заболевании

Сложность диагностики связана именно с проблемой постоянных и разнообразных жалоб пациента.

Так, жалуясь на истощение, запоры или диарею, нарушение пищеварительных процессов, пациенты могут тайком пить адсорбенты, слабительные средства, большие дозы препаратов, имеющих подобные побочные явления.

Если вдруг врач предполагает наличие синдрома Мюнхгаузена, то такое мнение вызывает у пациента агрессию, непринятие. А рекомендация обратиться к психиатру и вовсе трактуется как уничижение больного человека.

Пациенты категорически отказываются от квалифицированной психиатрической помощи. По факту, настоящая помощь таким больным оказывается ранним определением симуляции, отказом от ненужных процедур и хирургических операций.

Заболевание встречается лишь в 0,6-5% от всех случаев симулятивного расстройства. Чаще всего этим синдромом страдают женщины. Клинической практике известен пример, когда женщина перенесла более 500 госпитализаций в разных клиниках страны и мира, а также, около 35 ненужных хирургических вмешательств.

Причины и механизмы развития

Клиницисты считают причиной развития болезни дефицит внимания в раннем детском, подростковом и пожилом возрасте. Большинство людей, страдающих этим синдромом, росли в неполных или неблагополучных семьях, в тех, где родители не имели желания или возможности удовлетворять потребности ребенка.

Психологи считают, что риск развития синдрома выше, если в семье ребенок выполняет роль замещающего взрослого, например, разведенная мать и сын, выполняющий обязанности отца.

Пусковым механизмом к развитию синдрома Мюнхгаузена могут послужить следующие факторы:

тяжелая болезнь в раннем детстве;

болезнь, которая повлияла на отношения в семье, когда все внимание концентрировалось на больном человеке;

повышение самооценки при ситуативном внимании квалифицированных специалистов.

Считается, что симуляция болезни помогает людям с этим синдромом получить то внимание и заботу, которых им не хватает в жизни.

Такие пациенты не создают впечатление неуравновешенных и психически нездоровых людей. Многие из них имеют образование, хорошо воспитаны. Как правило, такие больные изучают медицинские справочники, энциклопедии; осведомлены о симптомах симулируемого заболевания.

Пациенты ощущают себя непризнанными гениями, героями, внушают медицинскому кругу уникальность своей ситуации, а невозможность поставить точный диагноз для них и вовсе становится высшим поводом для привлечения внимания компетентных людей.

Характерной чертой таких больных является их психологическая незрелость, пребывание в мире фантазий. Эти особенности не дают пациентам занять достойное социальное положение. Прослеживается даже тенденция к бродяжничеству.

Симптомы

Во-первых, у людей с синдромом Мюнхгаузена к среднему возрасту имеется весьма объемная медицинская книжка с результатами исследований симулируемых болезней.

Во-вторых, нельзя не заметить появление повышения уровня агрессии, если пациенты не получают нужного, с их точки зрения, объема медицинской помощи или достойной, по их мнению, оценки тяжести лжезаболевания. Та же реакция возникает и при недоверии окружающих к их проблеме.

Больные могут регулярно менять врачей, медицинские учреждения, почти все время тратить на ненужные медицинские манипуляции и консультации. Встречаются случаи самоповреждения, чтобы усилить эффект от страдания, а также приблизить симптомы к выдуманному заболеванию. В этом случае больные могут добавлять в анализы посторонние примеси или выдавать за свои, например, анализы истинно больного человека.

По результатам клинических наблюдений, такие люди испытывают постоянное навязчивое желание обследоваться, госпитализироваться, консультироваться с разными специалистами. Внимание для них реализуется только через лечение.

Иногда синдром Мюнхгаузена путают с состоянием ипохондрии, однако при ипохондрии человек искренне переживает за собственное здоровье и испытывает страх перед различными медицинскими манипуляциями.

Делегированный синдром

Существует еще одна разновидность – синдром Полле, когда человек

выдумывает симптомы заболевания для окружающих. При этом выбирает слушателей заведомо более слабых психологически, и внушает им эти симптомы. В дальнейшем больной человек начинает сам верить в выдуманные им болезни.

Диагностика – как определить патологию

Диагностика затруднена, и это связано с убедительностью имитации симптомов заболевания. Диагноз устанавливают “от противного” – на основании данных осмотра и дополнительных исследований опровергают наличие соматической патологии, симптомы которой имитирует пациент.

Часто врачам приходится обращаться за консультацией к другим специалистам: психиатрам, психотерапевтам.

Лечение – что можно предпринять

Люди с синдромом Мюнхгаузена не отказываются от лечения, но

приходят в исступление, когда вокруг отрицают наличие заболевания или сомневаются в тяжести состояния.

Прямая рекомендация обратиться к психиатру обижает и провоцирует отказ от психиатрической помощи. Обида лишь усиливает желание начать новые обследования, убеждать других врачей в достоверности клинической картины, симптомов заболевания и требовать немедленного лечения.

Помочь таким больным можно, привлекая к решению проблемы

близких и родственников. Но работа с окружением пациента не всегда приносит эффект, так как близким необходимо постоянно присутствовать в жизни больного человека, а к этому готов далеко не каждый человек.

Пациенты испытывают беспомощность, кризис, и только тогда пытаются открыто взаимодействовать с психиатром или психотерапевтом.

При истинном синдроме Мюнхгаузена лечение ограничивается сеансами психотерапии.

В лечении делегированного синдрома Полле важной задачей является изоляция жертвы от значимого взрослого для сохранения психофизического здоровья пациента.

Сложность диагностики и лечения синдрома заключается в том, что практически все пациенты производят впечатление разумных людей, не кажутся душевнобольными и зачастую не лишены рациональности.
Сложно выявить эффективный метод лечения, но хорошие результаты дает когнитивно-поведенческая терапия.

Синдром Мюнхгаузена

Синдром Мюнхгаузена

Синдром Мюнхгаузена является симулятивным искусственно демонстративным психическим расстройством личности. Выражается в желании или непонятной невыясненной мотивации преувеличенно изображать и симулировать, иногда даже искусственно вызывать различные симптомы заболеваний и признаки инвалидности для того, чтобы быть медицински обследованным, подвергшимся госпитализации и лечению, вплоть до назначения хирургических вмешательств, сложных процедур и пр. Главной целью больных является получение внимания и поддержки, при этом они убедительны, их действия максимально правдоподобны и внушают доверие. Можно рассматривать патологию как вид ипохондрии.

Считается, что у людей развивается патологическая манера поведения и симулирование болезни в целях получения заботы, внимания близких, сострадания, возможно симпатии и моральной поддержки, которых им чаще всего не хватает в их обычной жизни. Заболевание относится к тяжелым и хроническим, чаще наблюдается у молодых девушек и женщин, у которых протекает мучительно и мультисимптомно.

Читайте также:
Подвывих плечевого сустава – симптомы травмы, основные причины, особенности оказания первой помощи и реабилитация

Патология названа в честь немецкого барона Карла Фридриха Иеронима фон Мюнхгаузена, который прославился рассказами о своих мнимых невероятных подвигах, термин был предложен Р. Эшером в 1951 г, который заметил у обследуемых пациентов поведение и склонность выдумывать у себя болезненную симптоматику физического либо психологического характера.

Патогенез

Нарушения при синдроме Мюнхгаузена поведенческие, причем они не вызваны внешними факторами и не мотивированны логически, например, болезнь симулирована, чтобы получить льготу, выгоду или уклониться от наказания. Причинение себе вреда, желание получить заботу и внимание продиктованы не сознанием и логикой, а эмоциями, неврозом, навязчивостью, страхом одиночества, стремлением избежать ответственности, быть более значимым и т.п. У больных присутствует постоянное и непреодолимое желание быть обследованными, прооперированными, проходить различные процедуры и лечение, чувствовать превосходство над медицинскими работниками. Таких людей еще называют «профессиональными больными» и им нравится играть роль больного.

Начинается все с того, что они ходят по больницам и рассказывают о своих вымышленных заболеваниях, если ничего не удается обнаружить, то они приступают к подделке анализов и симптомов, тщательно собирают «историю болезни», а потом могут дойти даже до самоповреждений, чаще всего наблюдается патомимия — самоповреждение кожи, особенно если все другие способы симуляции невозможны. Кроме того, имеют место ятрогенные последствия, что позволяет людям добиться своего и быть госпитализированными и требующими ухода.

Классификация

Согласно классификации Ашера существует острый синдром Мюнхгаузена:

  • абдоминальный, направленный на лапаротомию;
  • геморрагический, происходящий при демонстрации кровотечений;
  • неврологический, включающий провоцирование или симулирования обморочных состояний и припадков.

Помимо истинной болезни Мюнхгаузена с крайней и длительной симптоматикой существует разновидность синдрома по доверенности или так называемого делегированного, когда человек создает ложные симптомы у другой особы, чаще всего – у своих детей. Он обычно классифицируется по отношению к жертве как синдром жесткого обращения.

Также отдельным видом расстройства является синдром госпитальной блохи или завсегдатая больниц, когда больные прикладывают максимум усилий чтобы находится в стенах больницы.

Делегированный синдром Мюнхгаузена и синдром Полле

Делегированный вид расстройства обычно выявляется у родителей детей или у лиц выполняющих их обязанности, которые преднамеренно вызывают или провоцируют у ребенка или у особы с ограниченными возможностями симптомы различных заболеваний. MSBP-личности (Munchausen Syndrome by Proxy) обычно их выдумывают для того, чтобы обратиться в медицинское учреждение за помощью. В большинстве случаев это совершают родные матери, но бывают случаи, когда такое поведение обнаруживается и у их супругов, причем нередко у них самих могут быть повадки характерные для истинного синдрома Мюнхгаузена.

Отдельной разновидностью патологии взрослых является синдром Полле, выражающийся в виде искусственного причинения болезни ребёнку родителями, замещающих лицами или его опекунами. Ярким примером и основоположником заболевания стала мать дочери Мюнхгаузена, которая стимулировала правосторонний гемипарез и имитировала у дочери проявления сахарного диабета при помощи сверх доз глюкозы и ацетона, а сыну давала Прометазин, чем провоцировала судороги и нарушения сознания. Этот случай был описан D. Burman в 1977 г.

Выбирая способы создания ложной болезни у детей люди, страдающие делегированным синдромом Мюнхгаузена, чаще всего склонны к провоцированию кровотечений, припадков, комы, диареи, рвоты, отравлений, инфекций, удушья, лихорадки, аллергии и даже внезапной детской смерти. Способы их воспроизведения разнообразны, но делаются так, чтобы с наибольшей вероятностью не оставлять явных следов, например, удушье подушкой, полиэтиленовым пакетом, рукой, пальцами при накладывании на ноздри ребенка или надавливанием всем телом, а также ограничением в питании, использование различных препаратов и их сверхдоз, их порча, неоказание и отсутствие своевременного обращения за медицинской помощью. В некоторых случаях родители и опекуны «могут кидаться оказывать помощь» и проявлять заботу, когда уже прибыла квалифицированная помощь, чтобы казаться героями, спасающими жизнь.

Искусственно созданные болезни детей не только трудно поддаются лечению, но и поддерживаются их опекунами. Люди с делегированным синдромом Мюнхгаузена могут наносить непоправимый вред, в том числе психологическому и интеллектуальному состоянию подопечной особы, так как не только самостоятельно действуют, но и подвергают различным вредным для здоровья обследованиям, терапии, процедурам и операциям, опасным для жизни. Улучшить состояние таких детей можно достаточно просто – изолировав от психически нездоровых родителей или попечителей и чем раньше это произойдет – тем лучше, ведь статистика смертности детей с синдромом жестокого обращения пугающая — 10-30%, калеками на всю жизнь остается – примерно 8% детей .

Опаснее всего, когда встречаются медработники с делегированным расстройством, так как круг их потенциальных жертв просто огромный. Такого человека очень трудно убедить обратиться к психотерапевту или доказать его вину, поэтому на сегодняшний момент ученые прилагают максимум усилий для разработки способов выявления MSBP-личностей. В целом распознать взрослого сознательно причиняющего вред и страдания ребенку или просто подопечному можно по их стремлению получить одобрение окружающих, внимание, восторг, при этом у них малое количество близких социальных контактов, они одиноки, образованы, часто имеют начальные медицинские знания.

Причины

В основе развития патологии лежат не до конца изученные факторы, а также психологические аспекты:

  • неблагополучный и несчастливый брак;
  • состояние фрустрации;
  • церебральная дисфункция;
  • наличие близких взаимоотношений с профессиональнымы врачами;
  • опыт работы лаборантом или нахождения на стационарном лечении настоящего заболевания в детском возрасте;
  • негативное отношение к врачам и медицинским учреждениям;
  • недостаток психологической поддержки и внимания; ;
  • разные виды зависимостей.

Есть мнение, что симулирование заболевания — это способ перенести внимание на тело и избежать болезненных эмоций и скрыть психологическую травму детства.

Симптомы синдрома Мюнхгаузена

Симптомы и клиническая картина психологического расстройства и патологического поведения обычно ярко выражены, а симулятивные проявления занимают центральное место в жизни больного. Распознать синдром Мюнхгаузена удается благодаря опровержению сфабрикованных жалоб и по таким проявлениям как:

  • длительная история госпитализаций, при которой было выяснено, что симптоматика была симулирована;
  • псевдология или склонность к патологической лжи и сочинению фантастических историй, которые могут происходить на фоне самовнушения;
  • агрессивность и скандальность в случае отсутствия ожидаемого внимания и заинтересованности к симптомам мнимого больного;
  • селфхарм, патомимия или преднамеренное самоповреждение без суицидальных намерений;
  • тайный прием медицинских препаратов;
  • частая смена докторов, которая может быть вызвана их отказом лечить несуществующую болезнь.

Важно! Не пытайтесь самостоятельно доказать людям с синдромом Мюнхгаузена ложность природы проявления мнимой болезни, даже предоставление им доказательств симуляции не произведет должного эффекта, а только усилит агрессию и другие симптомы синдрома Мюнхгаузена, у взрослых важен комплексный подход лечения и продуманность стратегии.

Читайте также:
Самые полезные сухофрукты. Польза. Противопоказания.

Чаще всего люди пытаются симулировать кровохарканье, конвульсии, инфаркт миокарда (при помощи повышения креатиникиназы), синдром Барттера, хроническую диарею, рвоту и пр. Больные могут даже добиться постановки диагноза, они часто проходят стационарное лечение и тщательно собирают документы для подтверждения симулированного патологического состояния.

Способы имитации симптомов при синдроме Мюнхгаузена

  • подделка медицинских записей о результатах исследований;
  • травмирование мышц, к примеру, ударами мокрым полотенцем;
  • нащипывание кожи (патомимия) для создания внешних проявлений геморрагического диатеза;
  • манипулирование термометром для симулирования лихорадки;
  • проглатывание мелких предметов помогает добиться проведения различных оперативных вмешательств;
  • приобретение в лабораториях и у других пациентов крови для подмешивания к калу, слюне, чем симулируют кровотечения, источник которых никак нельзя найти при обследовании;
  • тайный прием мочегонных препаратов и искусственное вызывание рвоты дает подозрение на синдром Барттера;
  • введение адреналина в кровеносное русло или мочу является признаком катехоламин-секретирующей опухоли;
  • самостоятельный прием глюкокортикоидов имитирует состояния как при синдроме Кушинга;
  • прием Левотироксина позволяет имитировать гипертиреоз;
  • антикоагулянты помогают вызывать кровотечения;
  • при помощи стимуляторов секреции инсулина или самого инсулина люди с синдромом Мюнхгаузена имитирует состояние гипогликемии;
  • разбавление водой образцов на анализ кала или злоупотребление слабительных позволяет симулировать хроническую диарею;
  • прием рвотных средств, например, травянистого лекарственного растения — рвотного корня ипекакуаны может вызвать безудержную и чрезмерную рвоту;
  • путем введения яичного белка в мочевой пузырь или добавления его в образцы мочи больные симулируют протеинурию;
  • чтобы добиться гематурии люди добавляют кровь в анализы мочи, идут на такие крайности как специальное травмирование уретры, введение инородных тел.

Анализы и диагностика

Существуют трудности при диагностировании истинного синдрома Мюнхгаузена, ведь границы между симулятивным психологическим расстройством, симуляцией и соматизацией расплывчаты. Разные условия развития патологии вызывают необходимость поиска им альтернативных названий. Для определения симулятивного расстройства используются такие критерии как ( источник Википедия) :

  • выявление преднамеренно воспроизведенных симулированых симптомов, а также самоповреждений для получения поддельных симптомов;
  • неправдоподобность анамнестических данных;
  • отсутствие внешней мотивации и выгоды;
  • важнейшим условием является лабораторное подтверждение симулятивности и отсутствия физической, органической природы симптоматики.

Используемая в США нозологическая система — DSM-5, выделяет свои критерии синдрома Мюнхгаузена:

  • выявленная фальсификация психологических либо физических симптомов и признаков;
  • в понимании человека он болен, ослаблен или ранен;
  • ложное болезненное состояние вызывается даже при отсутствии очевидной выгоды;
  • симулятивное состояние невозможно объяснить другим психическим расстройство – бредовым или шизотипическим.

Чтобы выявить фабрикацию жалоб проводятся анализы и объективное расследование для выявления несоответствий признаков заболевания и данных анамнеза.

В отдельных, крайне опасных случаях может быть назначена психиатрическая экспертиза.

Лечение

До сих пор не удалось разработать эффективных методов лечения синдрома Мюнхгаузена. Для улучшения состояния важна комплексная работа квалифицированного психотерапевта и интерниста.

Синдром Мюнхгаузена

Синдром Мюнхгаузена – психическое расстройство пограничного уровня, проявляющееся в упорной симуляции различных заболеваний. Целью симуляции являются не материальные выгоды, а внимание со стороны окружающих. Больные с синдромом Мюнхгаузена лгут врачам, принимают ненужные лекарства, искусственно вызывают рвоту, наносят себе повреждения и т. д. Диагностика расстройства представляет большие затруднения, поскольку пациенты все время обращаются к разным врачам, скрывают историю болезни и упорно отрицают симуляцию. Лечение синдрома Мюнхгаузена также затруднено, больные обычно категорически отказываются от психиатрической помощи. Как правило, помощь ограничивается ранним выявлением симуляции, отказом от ненужных процедур и операций.

Синдром Мюнхгаузена

Общие сведения

Синдром Мюнхгаузена – пограничное психическое расстройство, одна из разновидностей истерии. Проявляется упорной симуляцией различных заболеваний. Впервые было описано в 1951 году британским эндокринологом и гематологом Ричардом Ашером. Свое название синдром Мюнхгаузена получил по имени легендарного барона Мюнхгаузена, известного своей способностью придумывать невероятные истории. Какое-то время название использовалось для обозначения всех симулятивных расстройств, однако в последующем его толкование стало более узким. Сейчас синдромом Мюнхгаузена называют только крайнюю форму симуляции, при которой имитация болезни становится главным в жизни пациента.

В течение жизни больные обращаются к множеству разных врачей. Зафиксирован случай, когда пациентка с синдромом Мюнхгаузена перенесла около 40 ненужных полостных операций и около 500 раз находилась на стационарном лечении в различных клиниках. Раньше считалось, что синдром Мюнхгаузена чаще развивается у мужчин, однако в настоящее время психиатры полагают, что чаще болеют женщины. Предположительно, больные с синдромом Мюнхгаузена составляют 0,8-9% от общего количества пациентов, обращающихся за помощью в медицинские учреждения. Лечение данной патологии осуществляют специалисты в области психиатрии.

Синдром Мюнхгаузена

Причины синдрома Мюнхгаузена

Причиной развития синдрома Мюнхгаузена является потребность в заботе и внимании, которую больной не может удовлетворить другими способами. Психиатры считают, что многие пациенты с синдромом Мюнхгаузена выросли в неполных семьях, где один родитель не имел резервов и возможностей для удовлетворения потребностей малыша в ощущении близости и защищенности. Некоторые больные имели и отца, и мать, но росли в атмосфере холодности, отвержения и невнимания к эмоциональным нуждам ребенка.

Толчком к возникновению синдрома Мюнхгаузена, по мнению специалистов, служит тяжелая болезнь, которую пациенты перенесли в детском возрасте. Когда ребенок заболел, отношение родителей резко изменилось. Малыш получил недостающее ощущение заботы и защищенности, почувствовал свою нужность и важность для окружающих, оказавшись в центре внимания родителей и медицинского персонала. Это способствовало формированию патологического паттерна мышления и поведения: «для того, чтобы ощутить заботу, почувствовать себя важным и нужным, нужно заболеть».

Характерными чертами больных с синдромом Мюнхгаузена являются неустойчивая самооценка, эгоцентризм, эмоциональная незрелость, склонность к фантазированию, проблемы с идентичностью и импульсивное поведение. Перечисленные черты не позволяют пациенту с синдромом Мюнхгаузена создавать глубокую устойчивую близость. Отношения с близкими людьми (членами родительской семьи, партнером, детьми) либо разрушаются, либо не приносят внутреннего удовлетворения. Изголодавшись по заботе и близости, больные с синдромом Мюнхгаузена начинают использовать альтернативный, «принудительный» путь удовлетворения собственной потребности, симулируя то или иное заболевание.

Еще одной причиной симуляции становится потребность повысить самооценку путем обращения к известным специалистам. Если врачи диагностируют заболевание и начинают лечить пациента с синдромом Мюнхгаузена – это становится поводом для гордости, «меня лечит не кто-нибудь, а лучшие». Если специалисты признают пациента здоровым – у него появляется повод порицать медиков за недостаток профессионализма, подчеркивать уникальность, сложность диагностики и лечения своего заболевания. В том и в другом случае больной с синдромом Мюнхгаузена представляет себя героической личностью с тяжелой судьбой и человеком, искушенным в вопросах медицины.

Читайте также:
Псориатический артрит - симптомы и диагностика, лечение препаратами и народными средствами

Пациенты с синдромом Мюнхгаузена тщательно изучают специальную медицинскую литературу. Им хорошо известна симптоматика и особенности течения симулируемого заболевания, поэтому они, в отличие от больных с другими истерическими расстройствами, очень точно воссоздают клиническую картину болезни. Коэффициент интеллекта в норме. Иногда больные с синдромом Мюнхгаузена имеют хорошее образование, но из-за психологической незрелости, неадаптивного поведения и склонности пребывать в мире фантазий не могут занять достойное социальное положение. Некоторые пациенты бродяжничают.

Симптомы синдрома Мюнхгаузена

Больные могут симулировать любое соматическое, реже психическое заболевание. Выбор заболевания определяется информированностью пациента относительно клинических проявлений того или иного патологического состояния, возможностями симуляции объективных симптомов (например, наличием антикоагулянтов для провокации кровотечения или слабительных для вызывания диареи) и доступностью врачей того или иного профиля.

В исследованиях, посвященных синдрому Мюнхгаузена, превалируют описания симуляции лихорадки неясной этиологии, кровохарканья, рвоты и диареи, однако психиатры отмечают, что в настоящее время из-за увеличения количества специалистов узкого профиля перечень симулируемых заболеваний расширился. Например, если недалеко от больного с синдромом Мюнхгаузена находится кабинет дерматолога – больной может симулировать симптомы кожного заболевания, если пациент может легко попасть на прием к кардиологу – у него появляются симптомы инфаркта миокарда и т. д.

Многие больные с синдромом Мюнхгаузена многократно симулируют неотложные состояния, например, прободение язвы желудка и другие подобные проблемы, требующие срочного хирургического вмешательства. На теле пациентов с синдромом Мюнхгаузена можно обнаружить большое количество шрамов. У некоторых ампутирован палец либо конечность. При наличии внешних свидетельств многократных обращений в медицинские учреждения больные скрывают анамнез и стараются не упоминать конкретных врачей, чтобы избежать разоблачения.

Нередко больные с синдромом Мюнхгаузена обращаются к врачу в конце смены или вызывают скорую помощь в ночное время. Одни пациенты стараются выбирать молодых неопытных специалистов – такое поведение позволяет снизить риск разоблачения (неопытный или уставший врач может не обратить внимания на несоответствия в рассказе больного или неправильно трактовать симптомы, приняв симуляцию за реальную картину болезни). Другие, напротив, приходят на прием к «светилам медицины», чтобы снискать репутацию больных с невероятно сложным случаем. При возникновении подозрений и те, и другие категорически отрицают симуляцию. Возможны проявления агрессии.

Синдром Мюнхгаузена через представителя

Синдром Мюнхгаузена через представителя или делегированный синдром Мюнхгаузена – разновидность психического расстройства, при котором пациенты симулируют болезнь не у себя, а у другого человека. В качестве представителя обычно выступают дети младшего возраста, реже – старики и инвалиды. Во всех случаях жертвой становится человек, неспособный рассказать окружающим о действиях пациента. Делегированный синдром Мюнхгаузена чаще наблюдается у матерей. Реже данным расстройством страдают жены инвалидов, медсестры педиатрических отделений и сиделки, ухаживающие за инвалидами в специализированных учреждениях.

Обычно больные делегированным синдромом Мюнхгаузена симулируют кровотечения, рвоту, диарею, инфекционные заболевания, лихорадку, удушье, аллергию, отравления и синдром внезапной детской смерти. Для появления соответствующих симптомов пациенты с синдромом Мюнхгаузена используют различные приемы: дают жертве ненужные медикаменты или не дают необходимые, превышают дозу лекарственного препарата, препятствуют дыханию, закрывая рот и нос руками, подушкой или полиэтиленовым пакетом, умышленно медлят с вызовом скорой помощи и т. д.

Подобные действия позволяют больным с делегированным синдромом Мюнхгаузена воссоздать картину тяжелого состояния жертвы, а затем предпринять определенные меры по ее спасению, чтобы выглядеть героем, спасателем и заботливым человеком в глазах окружающих. Многократные насильственные действия негативно влияют на психическое состояние и физическое здоровье детей пациентов с синдромом Мюнхгаузена. Исходом симуляции может стать смерть или хроническое соматическое заболевание.

Из-за образа «самоотверженного спасителя» делегированный синдром Мюнхгаузена долго остается недиагностированным. Окружающие умалчивают о своих подозрениях, поскольку не могут ничего доказать, боятся ошибиться и быть обвиненными в клевете. Если другой сотрудник или член семьи все же решается озвучить подозрения, пациент с делегированным синдромом Мюнхгаузена истолковывает подобные действия, как злонамеренное преследование, занимает позицию жертвы, соответствующим образом настраивает окружающих и получает дополнительные выгоды, вновь оказавшись в центре внимания.

Диагностика и лечение синдрома Мюнхгаузена

Постановка диагноза представляет значительные затруднения, поскольку больные хорошо знакомы с симптомами симулируемых заболеваний и чрезвычайно убедительно имитируют различные патологические состояния. Диагноз синдром Мюнхгаузена выставляется по результатам осмотра и данным дополнительных исследований, свидетельствующих об отсутствии соматической патологии. В процессе диагностики врачам порой приходится обращаться в медицинские учреждения, в которых раньше лечился пациент с синдромом Мюнхгаузена, самостоятельно восстанавливая объективную историю жизни и болезни пациента. В ряде западных стран даже создают специальные базы с данными таких больных, однако эта мера не всегда бывает эффективной, особенно – при симуляции неотложных состояний.

Пациенты с синдромом Мюнхгаузена обычно категорически отказываются от психиатрического лечения. Исключением становятся острые кризисные состояния, во время которых больной начинает ощущать свою беспомощность и пытается открыто найти поддержку у психолога или психиатра. Специализированная помощь при синдроме Мюнхгаузена, как правило, ограничивается квалифицированной диагностикой, своевременным исключением соматической патологии, предотвращением ненужных процедур, операций и фармакотерапии. При делегированном синдроме Мюнхгаузена важнейшей задачей становится изоляция жертвы для сохранения ее физического и психического здоровья.

Синдром Мюнхгаузена – симптомы и лечение

Что такое синдром Мюнхгаузена? Причины возникновения, диагностику и методы лечения разберем в статье доктора Смирнова Михаила Владимировича, психолога со стажем в 29 лет.

Над статьей доктора Смирнова Михаила Владимировича работали литературный редактор Маргарита Тихонова , научный редактор Ольга Чубан и шеф-редактор Лада Родчанина

Смирнов Михаил Владимирович, психолог, психотерапевт - Тюмень

Определение болезни. Причины заболевания

Синдром Мюнхгаузена — это расстройство, при котором пациент ради внимания со стороны врачей осознанно симулирует или искусственно вызывает у себя симптомы какой-либо болезни. С этим заболеванием чаще сталкиваются врачи, оказывающие неотложную помощь.

В научной литературе существует около 20 вариантов наименования расстройства: ложная болезнь, индуцированная болезнь, синдром Ван Гога, синдром Мюнхгаузена, деменция самосознания, хроническое фиктивное расстройство, больничное мошенничество, профессиональные больные, странствующие пациенты, синдром больничного преступника, симуляторы и др. [1] .

Впервые данное расстройство описал британский врач Х. Гэвин в середине XIX века, использовав термин “factitious disorder” — расстройство, сопровождаемое фиктивными, фальшивыми воображениями [5] .

Детальное исследование болезни было проведено американским психиатром Р. Ашером в 1951 году. Он изучил ряд клинических случаев, когда пациенты “жаловались на свою судьбу” и наполняли свою биографию неправдоподобными драматичными фактами. Именно Р. Ашер дал современное название данному синдрому [2] .

В 1968 году другой американский учёный Х. Спиро предложил иное название расстройства — хроническая фиктивная (искусственно вызванная) болезнь. Он проанализировал 38 случаев, в которых пациенты проявляли агрессию к самим себе, “впадали в болезнь”, обманывали врачей и сами себе ставили диагнозы [11] .

Читайте также:
Терафлекс: крем – цена в аптеках хондрокрем форте, инструкция по применению мази, отзывы, аналоги

Сегодня синдром Мюнхгаузена включён Американской психиатрической ассоциацией в разряд фиктивных расстройств, при которых пациенты преднамеренно симулируют другие физиологические или психиатрические патологии, чтобы вызвать к себе больше внимания [4] . Любопытно, что такое поведение никак не связано с социально-экономическими выгодами — льготами, доплатами, освобождением от уголовного наказания, налогов или кредитов. Объяснить его только как бредовое состояние также нельзя.

Синдрома Мюнхгаузена — редкое нарушение. На его долю приходится 0,2-1,3 % всех психических заболеваний [12] . Причём женщины страдают этим расстройством чаще мужчин [14] . Средний возраст пациентов составляет 34 года, предельные возрастные отметки — 8 лет и 62 года [12] .

Причины развития синдрома Мюнхгаузена неясны. Считается, что симулировать болезнь людей побуждает желание получить больше заботы и внимания, потребность в симпатии и психологической поддержке, которых им не хватает.

Есть несколько факторов, которые повышают риск развития синдрома. К ним относятся:

  • детская психическая травма;
  • пережитое сексуальное насилие;
  • тяжёлая болезнь, перенесённая в детстве , из-за которой близкие уделяли ребёнку больше внимания ;
  • наличие родственника, страдавшего тяжёлой болезнью;
  • потеря или смерть любимого человека;
  • нарушение идентичности, низкая самооценка;
  • нереализованное желание стать врачом или медсестрой;
  • работа в системе здравоохранения;
  • истерическое и пограничное расстройство личности[7]

При обнаружении схожих симптомов проконсультируйтесь у врача. Не занимайтесь самолечением – это опасно для вашего здоровья!

Симптомы синдрома Мюнхгаузена

Люди с синдромом Мюнхгаузена могут обращаться к хирургам, гастроэнтерологам, неврологам, нейрохирургам, инфекционистам, гематологам, урологам, дерматологам и кардиологам, реже — к психиатрам. Чтобы подтвердить предполагаемый ими диагноз, они проходят комплексное обследование, но никакой патологии обнаружить не удаётся.

Согласно наблюдениям, большинство пациентов жалуются на головную боль (75 %), кровотечения (31 %), наличие крови в моче (25 %) и острую боль в сердце (25 %) [17] . Также они могут жаловаться на рвоту, диарею, слабость, анемию, гипогликемию, потерю зрения, боли в суставах, раны на коже, амнезию, прекращение менструаций, депрессию, кровохарканье, тремор, стенокардию и др. [7] [15] .

Чаще всего пациенты поступают в больницу в тяжёлом физическом состоянии. Причиной для их госпитализации становится высокая температура, судороги, острые болевые ощущения в области живота или сердца, обильное кровотечение или глубокие обмороки.

Как правило, пациенты симулируют неотложные состояния, которые требуют экстренной помощи, например язву желудка или инсульт головного мозга. Чтобы вызвать симптомы, они намерено употребляют испорченные продукты, вводят инсулин, принимают слишком много лекарств. Люди с сопутствующими заболеваниями могут нарочно нарушать рекомендации врача [7] . На теле “профессиональных больных” практически всегда заметны шрамы и порезы, а у некоторых может быть ампутирована конечность или её часть.

Попав в больницу, пациенты могут всячески привлекать к себе внимание: стонать как можно протяжнее, плакать, умолять срочно сделать операцию без явных на то показаний. При этом жалобы могут сопровождаться репликами: “Мне же больно… Разве вы не видите? Вот умру я, вам же хуже будет!”

Зная о том, что операция необязательна, врачи в подобных случаях настоятельно рекомендуют ограничиться медикаментозным лечением. Но пациенты, как правило, настойчиво отклоняют подобные предложения, раздражаются, иногда переходят к угрозам [1] .

Патогенез синдрома Мюнхгаузена

Патогенез расстройства не известен, так как само заболевание недостаточно изучено [7] . Предполагается, что в основе его развития лежат сразу три группы факторов: психологические, социальные и биологические [15] . Однако биологические факторы изучены в меньшей степени.

Большинство пациентов с синдромом Мюнхгаузена объединяют одни и те же черты характера:

  • эгоистичность и эгоцентризм;
  • завышенная или заниженная самооценка;
  • социальная дезадаптированность;
  • высокий уровень тревожности;
  • ипохондрия;
  • истеричность;
  • инфантилизм;
  • мазохизм;
  • нездоровый артистизм;
  • бурная фантазия.

Чаще таким людям не хватает внимания со стороны окружающих, из-за чего они чувствуют себя одинокими. Иногда у них не получается создать семью.

Пациенты с синдромом Мюнхгаузена отличаются глубокими знаниями в области медицины. Чтобы максимально правдоподобно сформировать историю болезни и не попасться на лжи, перед обращением к врачу они изучают медицинскую литературу о заболеваниях и симптомах, продумывают все детали с филигранной точностью.

Нередко синдрому Мюнхгаузена сопутствует наркотическая зависимость . В связи с этим психиатр B. Bursten предположил, что механизмы развития этих нарушений являются схожими [15] . Однако пока эта гипотеза не доказана.

Классификация и стадии развития синдрома Мюнхгаузена

В психиатрии выделяют два вида синдрома Мюнхгаузена: индивидуальный и делегированный.

Индивидуальный синдром Мюнхгаузена в зависимости от жалоб пациента подразделяют на пять подвидов:

  • дерматологический синдром — связан с повреждениями кожи;
  • абдоминальный синдром — пациент жалуется на боль в животе и выражает желание на проведение операции в брюшной полости;
  • геморрагический синдром — у больных наблюдается кровотечение из разных участков тела, которое они имитируют с помощью крови животных или порезов на собственной коже, не задевая при этом жизненно важные органы;
  • лёгочный синдром — связан с подозрением пациентов на болезни капилляров лёгких;
  • синдром альбатроса — наблюдается пристрастие к приёму некоторых лекарств [1] .

Делегированный синдром Мюнхгаузена (другое его название — синдром Мюнхгаузена по доверенности) представляет собой симулятивное расстройство, которое возникает у ребёнка либо у взрослого человека (как правило, инвалида) под давлением родителей или опекунов. Под влиянием манипулятора человек начинает обращаться за медицинской помощью в связи с выдуманными болезненными состояниями.

Чаще такое давление совершается со стороны матерей или супруг. Причём иногда манипуляторы могут сами быть подвержены синдрому Мюнхгаузена. Например, в одном случае мать имитировала у себя правосторонний гемипарез (частичный паралич), а у своих детей — сахарный диабет, судороги и частое нарушение сознания [10] .

У делегированного синдрома есть ещё и третье название — синдром Полле (в честь дочери барона Мюнхгаузена, которая умерла через год после рождения), так как чаще всего жертвами делегированного синдрома Мюнхгаузена становятся дети. Мать намеренно может провоцировать симптомы или усугублять течение болезни, добиваясь внимания к себе.

Для имитации болезни у ребёнка родитель или опекун может заражать его инфекциями, отравлять, вызывать диарею, рвоту, удушье, аллергию и лихорадку. В итоге такие дети лечатся очень долго. Им назначают совершенно ненужные процедуры и препараты, которые дополнительно могут нанести существенный вред здоровью.

Чтобы спровоцировать какие-либо нарушения, взрослые могут прибегать к различным способам, которые не оставляют явных следов насилия. Например, чтобы затруднить дыхание накладывают руку на рот, закрывают ноздри пальцами, прикрывают лицо полиэтиленовой плёнкой или даже кладут на ребёнка подушку. Также они могут ограничить доступ к еде, давать лекарства, которые не соответствуют назначениям врача или могут навредить здоровью ребёнка.

Читайте также:
Шум и звон в ушах при ВСД: причины, лечение, как избавиться

В критической ситуации взрослый далеко не сразу вызывает скорую помощь, что в итоге может привести к смерти делегируемого. Согласно наблюдениям, уровень детской смертности при данном синдроме составляет 6-10 % [13] .

Если же возникла опасность для жизни ребёнка, то взрослый с признаком синдрома Мюнхгаузена может вызвать скорую помощь для того, чтобы потом вообразить себя его спасителем и рассказывать об этом всем окружающим и ждать от них похвалы.

Осложнения синдрома Мюнхгаузена

Люди с синдромом Мюнхгаузена могут испытывать настолько глубокую эмоциональную потребность во внимании и сострадании, что ради них готовы рисковать своей жизнью. В результате такие пациенты сталкиваются с рядом последствий:

  • умышленно вызванное серьёзное заболевание;
  • инвалидность из-за травмы и ненужного хирургического вмешательства;
  • злоупотребление алкоголем и наркотиками;
  • финансовые трудности;
  • проблемы в общении с другими людьми;
  • случайная смерть [8] .

Если взрослые с синдромом Мюнхгаузена издеваются над своими детьми, вызывая у них болезни, таких пациентов могут лишить родительских прав и отправить на психиатрическое лечение (в зависимости от законов конкретной страны).

Диагностика синдрома Мюнхгаузена

Американская психиатрическая ассоциация выделяет четыре диагностических критерия синдрома Мюнхгаузена. Это:

  • симуляция симптомов заболевания;
  • желание играть роль больного;
  • несвязанность обманчивого поведения пациента с внешней выгодой (получением инвалидности, уходом от уголовной ответственности и пр.);
  • отсутствие бредового или другого психотического расстройства, которое могло бы послужить причиной такого поведения [4] .

К другим основным признакам симулятивного расстройства американский психиатр D. Folks относит повторяющиеся симптомы выдуманного или умышленно вызванного заболевания, а также неоднократные госпитализации пациента в другие больницы [16] .

Дополнительно на синдром Мюнхгаузена могут указывать следующие детали:

  • в детстве больной стал жертвой насилия или не получал заботы и должного внимания со стороны родителей;
  • на теле пациента много рубцов;
  • информация о его физическом состоянии всегда неполная, ложная и противоречивая;
  • течение болезни не соответствует диагнозу, который установили на основе жалоб;
  • пациент преувеличивает серьёзность и опасность своего диагноза;
  • считает, что знает о болезни и методах лечения гораздо лучше врачей;
  • при поступлении в больницу требует провести клинические исследования, консультации или хирургические вмешательства, которые не принесут никакого эффекта или сопряжены с большим риском осложнений;
  • с большим желанием соглашается на операции, не испытывая при этом страх или сомнение;
  • не соблюдает предписанные врачом рекомендации;
  • перед плановой выпиской заявляет об ухудшении самочувствия;
  • пытается самовольно выписаться из больницы вопреки правилам;
  • мнимые нарушения выявили несколько врачей независимо друг от друга [3][16] .

Поставить диагноз “синдром Мюнхгаузена” на основе указанных критериев сложно, особенно если у пациента наблюдаются конверсионные расстройства, которые тоже сопровождаются ложными заболеваниями и псевдоневрологическими симптомами, например нарушением координации и равновесия, онемением части тела, слабостью или параличом конечностей. Такие симптомы при конверсионном расстройстве вызваны психической травмой или сильным стрессом. Они не совпадают с клинической картиной неврологического заболевания или известными анатомическими особенностями организма. Чтобы исключить конверсионное расстройство, необходимо провести полное медицинское обследование, исключив неврологическую природу проблемы [18] .

Важно отличить синдром Мюнхгаузена не только от конверсионного расстройства, но и от обычной симуляции, когда пациент преследует внешнюю выгоду, притворяясь больным. В отличие от людей с другими психическими расстройствами, пациенты с синдромом Мюнхгаузена притворяются больными намерено ради того, чтобы вызвать к себе симпатию, сострадание, внимание и восхищение их стойкостью [7] . Как правило, болезнь связана с тяжёлым эмоциональным расстройством [9] .

Если врач обнаружил, что пациент дал фиктивные показания, то он не может его отпустить. После госпитализации такие пациенты начинают нарушать установленный в отделении распорядок, требовать неотложную скорую помощь, особенного отношения к себе и проведения сложных диагностических процедур [10] .

В среднем такие пациенты подвергаются госпитализации от 25 до 200 раз, однако находятся в стационаре недолго — от нескольких часов до нескольких недель, реже месяц. Почти все пытаются самостоятельно покинуть больницу.

Лечение синдрома Мюнхгаузена

Учитывая то обстоятельство, что синдром Мюнхгаузена трудно выявить даже опытным врачам, единой методики его лечения пока не существует. Пациенты с этим расстройством хотят быть больными и не стремятся лечиться. С ними следует обращаться мягко и осторожно, избегать психологического давления. Только при доверительном отношении есть вероятность, что больной согласится на лечение у психотерапевта — когнитивно-поведенческую или семейную терапию. При этом пациенту необязательно признавать наличие синдрома. Достаточно направить усилия психотерапии на преодоление детской травмы, которая послужила причиной расстройства.

Перед началом лечения в первую очередь необходимо исключить наличие реальной болезни, которую не удалось диагностировать ранее.

Медикаментозную терапию назначают при наличии у пациента других сопутствующих заболеваний (нарушения настроения, тревожности или расстройства личности). Если есть подозрение, что больной может нанести вред себе или окружающим, требуется госпитализация.

Чтобы наладить психологическое состояние при синдроме Мюнхгаузена, пациенту рекомендуется придерживаться следующих правил:

  • Соблюдать индивидуальный план лечения , выполняя все назначения доктора. При появлении желания снова лечь в больницу рекомендуется поговорить со своим лечащим врачом: зная историю болезни, он сможет принять оптимальное решение.
  • В случае повторного появления проблем следует обращаться к уже знакомому врачу , который знает особенности проблемы. Работа с другим специалистом приведёт к противоположному результату, т. к. этот доктор не будет знать всех тонкостей дела.
  • Не подвергать свою жизнь риску , в первую очередь не делать опасную для здоровья операцию. При желании вызвать к себе жалость и внимание пациенты часто прибегают к предумышленным отравлениям и ранениям. Этим они наносят серьёзный вред здоровью.
  • Поддерживать социальные контакты . Как правило, пациенты испытывают дефицит общения, у них нет близкого человека, с кем они могли бы поделиться своими проблемами. Поэтому следует не замыкаться в себе, а стремиться развивать свои коммуникационные навыки и настраивать себя на позитивное общение [6] .

Прогноз. Профилактика

Синдром Мюнхгаузена на первый взгляд кажется неопасным расстройством, т. к. не влияет на работу органов. Однако оно таит в себе большую опасность для здоровья и качества жизни пациентов. Наиболее благоприятный прогноз возможен при поддержке близких людей [16] .

Опытный психотерапевт должен оказать всестороннюю помощь при таком заболевании. Возможно, потребуется консультация невролога, психолога, семейного врача, которые совместно по ставят точный диагноз, порекомендуют лечение и регулярно будут следить за состоянием человека.

Эффективных мер профилактики синдрома Мюнхгаузена нет. Одиноким, особенно пожилым людям, лишённым внимания со стороны близких, рекомендуется чаще общаться с другими людьми, завест и домашнего питомца, способного скрасить одиночество.

Читайте также:
Черника Форте Эвалар: инструкция по применению, цена и отзывы

Самый больной на свете человек: что такое синдром Мюнхгаузена

Кадр из сериала «Острые предметы»

Образ неунывающего барона-фантазера, что рассказывал фантастические истории о своей жизни, мы помним с детства. Но всегда ли безвредны подобные выдумки? Тем более, если они касаются вопросов здоровья. Рассказывает врач-психиатр.

Анастасия Афанасьева, врач-психиатр, психотерапевт, клинический директор сервиса по подбору психологов Alter

Что такое синдром Мюнхгаузена

Этот необычный синдром назван в честь литературного героя, созданного немецким писателем Рудольфом Эрихом Распе. Барон Мюнхгаузен, как мы помним, прославился тем, что приукрашивал свои переживания и придумывал невероятные истории о собственных приключениях.

Синдром Мюнхгаузена был впервые подробно описан английским эндокринологом и гематологом Ричардом Ашером в 1951 году. А упоминания об этом расстройстве датируются 1800-ми годами. Но именно Ашер опубликовал первую научную статью, посвященную этому синдрому, в журнале Lancet. В статье он описывал поведение пациентов, которые сознательно выдумывали или вызывали у себя симптомы различных заболеваний, чтобы привлечь внимание врачей и медицинского персонала. С тех пор синдром Мюнхгаузена приобрел множество других названий: синдром «профессионального больного», «больничного привыкания», «имитирующее расстройство».

Большинство людей с синдромом Мюнхгаузена, несмотря на то, что это психическое расстройство, жалуются на симптомы телесных недугов — боли в желудке, груди, повышенную температуру и другие.

Раньше считалось, что синдромом Мюнхгаузена в основном страдают мужчины, однако в последние годы психотерапевты сходятся во мнении, что большая часть болеющих — женщины. В целом больные синдромом Мюнхгаузена составляют 0,8–0,9% от общего количества пациентов, обращающихся за помощью в медицинские учреждения.

Делегированный синдром Мюнхгаузена

В 1976 году был описан вариант синдрома Мюнхгаузена, который стали называть делегированным или «по доверенности». Синдром Мюнхгаузена «по доверенности» — это расстройство, при котором родитель или другое лицо, осуществляющее уход за ребенком, либо придумывает ему ложные симптомы заболевания, либо заставляет настоящие симптомы выглядеть так, будто ребенок болен или травмирован. Термин «по доверенности» означает «через замену». Хотя делегированный синдром Мюнхгаузена — это, в первую очередь, психическое заболевание, он также считается формой жестокого обращения с детьми.

В основу подробного описания этого расстройства легли два случая из практики известного британского педиатра сэра Роя Мидоу:

  • Мать первого ребенка на протяжении долгого времени добавляла ему в пищу чрезмерное количество поваренной соли, вызвав тем самым гипернатриемию — повышенную концентрацию натрия в крови. К несчастью, ребенок умер. Мать впоследствии признала вину в совершении этого преступления своему лечащему врачу-психиатру.
  • Мать второго ребенка вызывала воспалительный процесс в почках малыша. Ребенка удалось вылечить после обнаружения причин и помещения матери на лечение в психиатрическую клинику.

Рой Мидоу охарактеризовал этот синдром как «закулисное насилие над ребенком», совершаемое человеком (чаще всего матерью, реже — отцом), который осуществляет непосредственную заботу о нем.

Делегированный синдром Мюнхгаузена чаще всего наблюдается у матерей детей в возрасте до 6 лет. Люди с этим синдромом испытывают непреодолимую потребность во внимании и идут на все, чтобы его добиться, даже если это означает риск для жизни ребенка. По данным клиники Кливленда, примерно 1 тыс. из 2,5 млн случаев жестокого обращения с детьми, о которых сообщается каждый год, могут быть связаны с этим вариантом синдрома Мюнхгаузена.

Чтобы иметь основания заподозрить такое расстройство, важно обращать внимание на предупреждающие знаки как у ребенка, так и у того, кто за ним ухаживает.

Кадр из сериала «Притворство»

  • история часто повторяющихся травм, болезней или госпитализаций;
  • симптомы, которые не совсем подходят ни к одному заболеванию;
  • симптомы, не соответствующие результатам анализов;
  • симптомы, которые, кажется, улучшаются под медицинским уходом, но ухудшаются дома.

Предупреждающие знаки у родителя (опекуна) включают:

  • стремление привлечь к себе внимание;
  • стремление казаться самоотверженным и преданным;
  • не в меру активное взаимодействие с врачами и медицинским персоналом;
  • стремление преувеличивать симптомы ребенка или говорить за него;
  • кажется, что взрослый наслаждается больничной обстановкой и вниманием, которое получает ребенок.

Лечат делегированный синдром Мюнхгаузена, главным образом, с помощью психотерапии. Считается, что для достижения наилучшего эффекта в терапию должны включаться все члены семьи, в том числе ребенок.

Симптомы и признаки синдрома Мюнхгаузена

  • Драматичная, но противоречивая история болезни.
  • Неясные симптомы, не поддающиеся контролю, которые становятся более серьезными или изменяются после начала лечения.
  • Постоянные рецидивы после улучшения состояния.
  • Доскональное знание больниц, методов лечения, медицинской терминологии, описание болезней из учебников.
  • Наличие множества хирургических рубцов.
  • Появление новых или дополнительных симптомов после отрицательных результатов анализов.
  • Наличие симптомов только тогда, когда пациент находится с другими или под наблюдением.
  • Готовность или желание пройти диагностику, операции или другие медицинские процедуры.
  • История обращения за лечением в многочисленные больницы, клиники и кабинеты врачей (возможно, даже в разных городах).
  • Нежелание пациента позволить врачам встретиться или поговорить с семьей, друзьями или предыдущими врачами.
  • Проблемы с идентичностью и самооценкой.

Чаще всего пациенты с синдромом Мюнхгаузена жалуются на:

  • головную боль (75%);
  • кровотечения (31%);
  • наличие крови в моче (25%);
  • острую боль в сердце (25%).

Также в списке популярных жалоб — рвота, диарея, слабость, анемия, падение сахара в крови, потеря зрения, боли в суставах, раны на коже, потеря памяти, прекращение менструаций, депрессия, кровохарканье, тремор, стенокардия.

Как правило, такие пациенты обращаются за неотложной помощью, часто требующей хирургического вмешательства. Для этого они вызывают острые состояния при помощи передозировки лекарств, съедания испорченных продуктов, нарушения рекомендаций врача.

Если врач настаивает на том, что операция необязательна, и предлагает менее «радикальное» лечение (например, с помощью медикаментов), то пациенты могут становиться агрессивными, шантажируют, угрожают. Врачей они стараются выбирать либо молодых и неопытных, либо, напротив, самых компетентных, чтобы подкрепить ощущение того, что у них — крайне сложный случай. Также подобные больные часто обращаются за помощью в вечернее или ночное время, когда врач устал [1].

Причины синдрома Мюнхгаузена

Хотя синдром Мюнхгаузена был описан более 60 лет назад, он все еще недостаточно изучен, чтобы делать однозначные выводы о причинах его развития. Большинство исследований подобных расстройств — это истории болезни отдельных пациентов и литературные обзоры. Не хватает систематических исследований, которые изучали бы причины возникновения и методы лечения таких расстройств. Отсутствие заслуживающих доверия данных объясняется тем, что пациенты с синдромом Мюнхгаузена часто не принимают свой диагноз и уклоняются от какого-либо лечения — они, как правило, продолжают искать другие больницы и медицинские услуги.

Тот факт, что пациенты часто не соблюдают рекомендации врача, отказываются с ним сотрудничать или даже признавать свое психическое расстройство, сильно осложняет проведение исследований, которые позволили бы понять, как лечить синдром наиболее эффективно [2].

Читайте также:
Применение свечей от вагинальных выделений: обзор эффективных средств, особенности выбора, какие производители считаются самыми лучшими

Ученые лишь предполагают, что важную роль в возникновении синдрома Мюнгхаузена может играть история жестокого обращения или отсутствия заботы в детстве либо история частых заболеваний, требующих госпитализации. Считается, что у такого человека не удовлетворена потребность в заботе и внимании и он не умеет компенсировать это другими способами. Значимым фактором может служить детский опыт тяжелого заболевания, при котором отношение родителей и близких людей к ребенку кардинально менялось.

Также остается открытым вопрос связи синдрома Мюнхгаузена с другими психологическими проблемами, которые часто наблюдаются у таких пациентов.

Для людей с синдромом Мюнхгаузена характерны эмоциональная незрелость, эгоцентризм, проблемы с самооценкой и идентичностью, импульсивность.

Выстраивая образ «сложного» случая, такие люди пытаются повысить самооценку тем, что лечатся у «лучших» врачей, занимающихся только по-настоящему тяжелыми случаями. Они тщательно изучают медицинскую литературу, уверенно ориентируются в медицинской терминологии, что помогает им очень правдоподобно воссоздать клиническую картину своего мнимого заболевания.

Нередко люди с синдромом Мюнхгаузена имеют хорошее образование, но из-за психологической незрелости, неадаптивного поведения и трудностей в межличностном общении у них возникают проблемы с устройством на работу и в построении стабильных семейных отношений.

Кадр из фильма «Призрачная нить»

Лечение синдрома Мюнхгаузена

Несмотря на то, что человек с синдромом Мюнхгаузена активно ищет способы исцеления от различных недугов, которые он сам себе изобрел, признавать наличие психического расстройства, а значит, и лечиться от него он, как правило, не желает. Это делает лечение людей с синдромом Мюнхгаузена крайне затруднительным, а перспективы выздоровления — довольно пессимистичными.

Если такой пациент все же идет на терапию, то первая цель здесь — изменить его поведение, связанное с обращением за медицинской помощью, уменьшить злоупотребление или чрезмерное использование медицинских ресурсов. После того как эта цель достигнута, лечение будет направлено на устранение психологических проблем, которые могут вызывать подобное поведение. Кроме того, необходимо помочь таким людям избежать ненужных и опасных медицинских процедур (например, хирургических операций), которые они часто запрашивают у врачей, не знающих, что физические симптомы либо фальсифицированы, либо вызваны самим пациентом.

Основным методом лечения синдрома Мюнхгаузена является психотерапия. Лечение обычно направлено на изменение мышления и поведения человека (когнитивно-поведенческая терапия). Семейная терапия также может быть полезна — в частности, для того чтобы члены семьи научились не поощрять поведение человека с расстройством.

Медикаментов для лечения синдрома Мюнхгаузена не существует. Однако лекарства можно использовать для лечения других связанных с ним заболеваний, таких как депрессия или тревожное расстройство. Но применение таких препаратов людьми с синдромом Мюнхгаузена нужно тщательно контролировать из-за риска того, что пациенты могут использовать их себе во вред.

Известные случаи

Пару лет назад огромный резонанс вызвала история супружеской четы, пять лет державшей дочь в частной клинике, утверждая, что девочка серьезно больна — этот случай предала огласке журналистка Катерина Гордеева. Некоторые психологи утверждают, что родители девочки страдают делегированным синдромом Мюнхгаузена.

Из известных литературных примеров можно вспомнить «Милую Роуз Голд» Стефани Вробель — яркий кинематографичный роман, посвященный синдрому Мюнхгаузена. Частично он основан на реальной истории Ди-Ди Бланшар из штата Миссури, которая с самого рождения дочери Джипси выдумывала ей болезни [3].

Внимание к синдрому подстегнул сериал «Острые предметы». В нем Эми Адамс играет молодую женщину, которая вынуждена вернуться в городок своего детства, чтобы расследовать загадочное убийство. Но самым страшным испытанием для нее оказывается не встреча с маньяком, а возвращение в материнский дом.

Этому расстройству посвящен и фильм «Взаперти» — история выживания 17-летней девушки, прикованной к креслу-коляске. Однажды главная героиня замечает, что мать подкладывает ей в еду странные таблетки, и делает первый шаг в борьбе с удушающей материнской любовью.

Синдром Мюнхгаузена: ложь, которая убивает

В практике психиатра бывает почти всё: интригующее, смешное, грустное, раздражающее. Со временем привыкаешь к разным формам безумия. Но есть вещи, к которым привыкнуть невозможно. Даже нам, психиатрам, присущ иррациональный страх непонятного, страх от противоестественных поступков, нарушающих основы существования ­живого.

Я сейчас говорю об умышленном самоповреждении или сознательном причинении страданий близким. И особенно страшно, когда это совершает человек, во всех остальных отношениях считающийся ­нормальным.

Режь меня полностью

Простой пример из практики. Пару лет назад меня пригласили на консультацию в хирургическое отделение. Мне представили скорбного человека средних лет. Пациент держался за живот и нарочито стонал, раскачиваясь как метроном. В глазах стояли ­слезы.
— Я вас умоляю… Мне же больно… Если я умру — вам же будет ­хуже…
Хирурги ­улыбались:
— Может, потерпите? Лекарства помогут, резать ­необязательно! Пациент игнорировал уговоры. Постепенно он перешел к угрозам; печаль на лице сменилась гримасой ­гнева.
— У меня есть прямой телефон Минздрава! У вас ведь уже были проблемы.

Хирурги продолжали улыбаться. Пациента они видели не впервые и в течение года диагностические операции ему проводили дважды. «Больной» — вовсе не был болен. Он оказался не хирургическим, а психиатрическим пациентом с диагнозом «синдром Мюнхгаузена».

В этой ситуации спасать нужно было не его жизнь, а скорее нервы, время и здоровье врачей. Мне оставалось лишь объективно зафиксировать психическое состояние пациента и предоставить заключение — чтобы защитить коллег от назревающего ­конфликта. Разубеждать пациента с синдромом Мюнхгаузена бесполезно. Он не стремится быть здоровым. Ему нужна операция, хочется, чтобы его разрезали. Звучит дико, но суть проблемы именно такова. И пациенту наплевать, что работа врача — не разрезание, а лечение людей. Он уверен, что операция поможет, и активно симулирует боль и недомогание, пускается на хитрости и угрожает — лишь бы добиться ­своего.

«Больной» это понимал и беседовать с психиатром не хотел; такой опыт у него явно уже имелся. После долгих уговоров и объяснений, что без моего осмотра оперировать его всё равно не будут, мужчина пошел на контакт. Он уверял меня, что у него «хирургическая патология», сыпал медицинскими терминами, перечислял многочисленные «симптомы». А мы с хирургами четко понимали: симптомы, которые описывает наш клиент, — взаимно несовместимы. Этот человек явно читал медицинскую литературу, но в некоторых вещах компетентен только врач; опыт нельзя заменить ­начетничеством. В итоге нашего «страдальца» выписали после комиссионного осмотра, с рекомендацией лечения у психиатра. Хотя вряд ли он к нему пошел. Такие люди вообще редко приходят к нам самостоятельно. С ними сталкиваются в основном хирурги, реже — терапевты. Психиатры — враги для людей с этим ­расстройством. История, которую я сейчас рассказал, — вполне рядовая. Самое жуткое — впереди. Но сначала я более подробно остановлюсь на том, что же такое — «синдром ­Мюнхгаузена».

Читайте также:
Что такое пиелит у человека. Пиелит — что это такое, и как это лечится

В память о бароне ­М.

Почему психическое расстройство так называется? Синдром Мюнхгаузена – не болезнь, это симулятивное расстройство, при котором человек притворяется больным, преувеличивает или искусственно вызывает у себя симптомы болезни, чтобы подвергнуться медицинскому обследованию, лечению, госпитализации, хирургическому вмешательству и тому ­подобное. Синдром назван по имени персонажа литературных произведений Рудольфа Эриха Распэ (1737–1794) (а вовсе не реального исторического лица — русского кавалерийского офицера XVIII века немецкого происхождения, барона И. К. Ф. фон Мюнхгаузена!).

Термин «синдром Мюнхгаузена» (англ. Münchausen syndrome) был предложен английским эндокринологом и гематологом Ричардом Ашером в 1951 году, когда он впервые описал в журнале Lancet поведение пациентов, склонных выдумывать или вызывать у себя болезненные ­симптомы. У этого заболевания имеются синонимы: синдром «профессионального больного», «больничного привыкания», «имитирующее расстройство». В классификации МКБ-10 синдром отнесен в рубрику «Умышленное вызывание или симулирование симптомов или инвалидности физического или психологического характера — так называемые поддельные ­нарушения».

Кто врет и почему

Причины подобного поведения до сих пор полностью не изучены. Общепринятое объяснение таково, что симуляция болезни позволяет этим пациентам получить внимание, заботу и психологическую поддержку, потребность в которых у них велика, но подавлена в силу различных ­причин. Синдром Мюнхгаузена — это пограничное психическое расстройство. Он напоминает соматоформное расстройство (когда реальные болезненные ощущения вызваны психотравмирующими факторами) тем, что в основе жалоб лежит психическая ­проблема.

Но ключевое различие состоит в том, что при синдроме Мюнхгаузена симптомы соматического заболевания пациенты подделывают сознательно. Они постоянно симулируют различные болезни и часто переходят из больницы в больницу в поисках лечения. Недаром человека с подобным стереотипом поведения в разных странах на сленге называют «профессиональным больным», «больничной ­блохой»… Тем не менее этот синдром нельзя свести к простой симуляции. Наиболее часто он присущ истерическим личностям с повышенной эмоциональностью. Их чувства поверхностны, неустойчивы, эмоциональные реакции демонстративны и не соответствуют вызвавшей их ­причине. Вместо того чтобы противостоять конфликту, они предпочитают уйти в болезнь и спрятаться от проблемы, получив внимание, сочувствие, потакание, а их обязанности берут на себя другие, что вполне устраивает мнимых ­больных. Подобные истерические типы отличаются повышенной внушаемостью и самовнушаемостью, поэтому могут изображать что угодно. При попадании такого пациента в больницу он может копировать симптомы соседей по ­палате. Эти пациенты обычно весьма умны и находчивы; они не только знают, как симулировать симптомы болезней, но также разбираются в методах диагностики. Они могут «управлять» врачом и убедить его в необходимости интенсивного обследования и лечения, в том числе и серьезных операций. Они обманывают осознанно, но их мотивации и потребность во внимании в значительной степени ­бессознательны. Возраст «мюнгхаузенов» не имеет четких границ и может колебаться в широких пределах. Количественно «мюнхгаузены» составляют от 0,8 до 9 % ­больных. Кириллова Л. Г., Шевченко А. А., и др. Тот самый барон Мюнхгаузен и синдром Мюнхгаузена. г. Киев — Международный неврологический журнал 1 (17) 2008.

Как распознать ­симулянта?

В классическом представлении психиатров, важный признак синдрома — непрерывный поток неправдоподобных жалоб на состояние здоровья, на мучительные, разрывающие всё тело боли, часто с настойчивыми требованиями провести для излечения хирургическую ­операцию. Ричард Ашер выделил три основные клинические разновидности ­синдрома:

1. Острый абдоминальный тип (лапаротомофилия) — самый распространенный. Отмечаются внешние признаки «острого живота» и следы предыдущих лапаротомий в виде многочисленных рубцов. «Бароны» жалуются на сильную боль в животе и настаивают на немедленной ­операции. Дополнительные диагностические обследования говорят об отсутствии острой патологии. Но в случае отказа от немедленной операции больные, корчившиеся от боли, могут мгновенно покинуть стационар, чтобы в ту же ночь поступить с «острым животом» в другую больницу. Некоторые, добиваясь операции, могут глотать инородные предметы (ложки, вилки, гвозди и т. п.). Надо отметить, что истерические боли бывает очень трудно отличить от физических. Поэтому врачи, затрудняясь точно установить причину, нередко решают оперировать ­симулянта.
2. Геморрагический тип (истерическое кровотечение). У больных периодически возникают кровотечения из различных частей тела. Порой для этого могут использоваться кровь животных и умело нанесенные порезы, что производит впечатление естественных повреждений. Больные поступают в больницу с жалобами на «очень сильные кровотечения, угрожающие жизни». Именно к этому типу относятся ­стигматики.
3. Неврологический тип. У мнимых больных возникают острые неврологические симптомы (параличи, обмороки, судорожные припадки, жалобы на сильную головную боль, необычное изменение походки). Иногда такие пациенты требуют проведения операции на ­мозге. По понятным причинам «мюнхгаузены» стараются не попадать в одну больницу дважды. Они ложатся в различные стационары десятки, а иногда и сотни раз! Именно поэтому в ряде западных стран во многих клиниках имена «баронов» занесены в особый лист мошенников, с которым врач скорой всегда может ­свериться.

Кириллова Л. Г., Шевченко А. А., и др. Тот самый барон Мюнхгаузен и синдром Мюнхгаузена. г. Киев — Международный неврологический журнал 1 (17) 2008.

А теперь я расскажу о действительно пугающей стороне синдрома. О смертельно опасной грани, которую способен перейти ряд «баронов», теряющих контакт с ­реальностью.

Под синдромом Мюнхгаузена «по доверенности», или «делегированным» (англ. Munchausen Syndrome by Proxy, MSBP), понимают такое расстройство, когда родители или лица их замещающие намеренно вызывают у ребенка или уязвимого взрослого человека (например, инвалида) болезненные состояния или выдумывают их, чтобы обратиться за медицинской ­помощью.

Подобные действия совершают почти исключительно женщины, в подавляющем большинстве случаев — матери или супруги. При этом лица, симулирующие болезни ребенка, и сами могут проявлять поведение, типичное для синдрома Мюнхгаузена. В англоязычных источниках их именуют «MSBP-­личность».

Страдающие делегированным синдромом по‑разному провоцируют появление болезни у своей жертвы. Воображаемая или вызываемая болезнь может быть любой, но самые частые симптомы — это: кровотечения, припадки, диарея, рвота, отравления, инфекции, удушье, лихорадка и ­аллергии.

Для диагностики ­характерно:

  • исчезновение симптомов у ребенка, когда рядом нет ­матери;
  • ее недовольство выводом об отсутствии ­патологии;
  • очень заботливая мать, которая под надуманными предлогами отказывается оставить своего ребенка хотя бы ­ненадолго.
  • Искусственные болезни очень плохо поддаются лечению (ведь матери это невыгодно!), поэтому дети-жертвы подвергаются массе ненужных медицинских процедур, некоторые из которых могут быть ­опасны.
Читайте также:
Финастерид: инструкция по применению, цена, отзывы, аналоги, побочные эффекты, фото препарата

«Бароны» могут наносить непоправимый вред здоровью и угрожать жизни ребенка. По данным ряда авторов, жертвы синдрома Мюнхгаузена by proxy были отмечены среди детей с диагнозом синдрома внезапной смерти — до 35 % всех случаев, наблюдавшихся авторами в течение 23 лет. Делегированный синдром Мюнхгаузена очень трудно распознать, поэтому точно определить его распространенность пока не ­удается.

Вред может наноситься любым способом, который не оставляет улик: затруднение дыхания (рука на рту, пальцы на ноздрях; лечь на младенца; полиэтиленовая пленка на лицо), удержание пищи или лекарств, другие манипуляции с лекарствами (повышение дозы, ввод лекарств, когда это не нужно), умышленная задержка вызова необходимой медицинской ­помощи.

Когда жертва находится на грани гибели (удушье, приступ и т. д.), его мучитель может предпринять действия по спасению, чтобы его восхваляли как доброго героя, который спас пациенту ­жизнь.

«Добрые самаритяне»

Матери, вызывающие у детей болезни, часто страдают от недостатка общения и понимания, нередко несчастливы в браке. Некоторые также страдают от других психических расстройств. Подавляющее большинство (до 90 %) в детстве сами подвергались физическому или психическому ­насилию.

Если врачи обнаруживают искусственную природу болезни ребенка, «мюнхгаузены» отрицают свою вину даже при наличии серьезных доказательств и отказываются от помощи ­психиатра.

Mедсестра или няня с делегированным синдромом Мюнхгаузена может получать внимание и благодарность от родителей за доброту, которую она проявляла во время короткой жизни их ребенка. Однако такая «благодетельница» озабочена только вниманием к себе, и имеет доступ к огромному числу потенциальных ­жертв.

Пациенты с делегированным синдромом Мюнхгаузена осознают, что если у окружающих появляются подозрения, они вряд ли озвучат их, так как боятся ошибки. Любые обвинения MSBP-личность истолкует как преследование, где она сама стала жертвой клеветы и наветов! Таким образом, ситуация используется как еще более выгодная, чтобы снова оказаться в центре внимания. Очень важно понимать, что MSBP-личность, как и все больные с расстройствами, направленными на получение внимания, часто внушает доверие своей «правдоподобностью» и ­убедительна.

Хочу быть «кому‑то ­нужной»…

Лично мне пришлось лишь пару раз столкнуться с «синдромом по доверенности». Вот довольно благоприятный ­эпизод.

Молодую женщину ко мне на прием буквально волоком затащил муж. Суть жалоб сводилась к болезненной тревоге, чувству напряжения, перепадам настроения, раздражительности, постоянном страхе за здоровье десятилетнего ­сына.

У мальчишки пару лет назад обнаружились проблемы со зрением; был установлен довольно безобидный диагноз. У пациентки же возникла уверенность, что ребенку грозит слепота. Вопреки убеждениям окулистов и родных — женщина не находила себе места. Она пользовалась малейшей возможностью показать сына «лучшему специалисту», не отпускала его на занятия спортом: «Ты же ослепнешь. ». Начала тайком от семьи самостоятельно закупать и давать сыну лекарства «от глаз». Любые возражения встречала в штыки, обвиняла близких в черствости. Дальше — больше. Выяснилось, что мать добивается от окулистов направления на операцию. Для мальчика, естественно. На этом терпение мужа иссякло, и он повел жену к ­психиатру.

Я долго собирал сведения о жизни пациентки. Женщина с яркими истероидными чертами, неглупая, но не реализовавшаяся в жизни, не добившаяся «достойного» внимания окружающих, на материальном обеспечении любящего мужа… В общем, всё вполне укладывалось в описанный ранее стереотип. В беседе больная признала, что искала возможность стать нужной «хоть для кого‑то»…

В описанном случае мне, как врачу, повезло. Болезнь зашла не слишком далеко; женщина согласилась на лечение. Ситуация разрешилась благополучно. Но у меня остался тот самый осадок, о котором я упоминал вначале. Ощущение дремучей жути, пугающего мрака больной души, словно ищущей жертву, которую можно ласково задушить в ­объятиях…

Сейчас в нашей стране (да и многих других) отсутствует законодательная база для рассмотрения подобных ситуаций. В случае синдрома Мюнхгаузена врач сталкивается с ложью и саморазрушительным поведением больного, который пытается втянуть в свою игру и доктора. Проблема приобретает этический характер: врач не может рассчитывать на открытое общение и честность подобных пациентов, а значит, не может действовать в их ­интересах.

«Мюнхгаузены» — это всегда трудные пациенты: диагноз можно заподозрить, но невозможно его установить без всестороннего обследования и длительного динамического наблюдения. Об этом заболевании можно подумать, когда опытный клиницист говорит: «Первый раз встречаюсь с подобным случаем!».

Делегированный синдром Мюнхгаузена: форма насилия над детьми

Мать с сыном

Когда медработники больницы им. Карлоса ван Бюрена в чилийском городе Вальпараисо подтвердили свои опасения, ребенок, которому было три с половиной года, уже пять раз был госпитализирован и прошел не один курс антибиотиков – и это всего за девять месяцев.

Мальчик – назовем его Марио – постоянно возвращался в отделение уха, горла, носа этой детской клиники с одной и той же проблемой: странными выделениями из обоих ушей в сопровождении небольших воспалительных узелков в тканях ушного канала, и эти узелки не позволяли врачам осмотреть его барабанную перепонку.

Официальный диагноз был – “воспаление среднего уха”, но никто не мог объяснить, что его вызвало.

Ребенок хорошо переносил лечение антибиотиками, однако недуг возвращался, как только его выписывали из больницы.

Также по непонятным причинам он несколько задерживался в развитии.

“В три года он с трудом ходил и очень мало говорил”, – рассказывает хирург Кристиан Папузински, который входил в бригаду врачей, лечивших Марио в отделении отоларингологии этой детской больницы.

Три подозрительных составляющих

Случай Марио – реальный. Подробности этого клинического дела были опубликованы в 2016 году в чилийском медицинском журнале Revista de otorrinolaringología y cirugía de cabeza y cuello (“Журнал отоларингологии и хирургии головы и шеи”).

Автор фото, Other

Биопсия показала гранулематозное воспаление в наружных слуховых каналах ребенка

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

Конец истории Подкаст

У Папузински и лечившей мальчика бригады врачей стали появляться подозрения по разным, не связанным друг с другом причинам.

Прежде всего – из-за отсутствия очевидной причины, которая бы объясняла, почему симптомы ушного заболевания возвращаются.

Были у этого случая и необычные клинические явления: присутствие патогенов (микроорганизмов), которые обычно не обнаруживаются при ушных заболеваниях, а также необъяснимых ранок.

И наконец, тот факт, что Марио совершенно явно поправлялся, как только оказывался вне дома.

Читайте также:
Флемоксин при бронхите - инструкция по применению для детей и взрослых

Папузински говорит, что после того как мальчик провел в клинике два месяца, врачи стали подозревать, что, возможно, мать закладывала ему в ухо какое-то раздражающее вещество.

Мысль об этом возникла во время первой биопсии, когда врачи заметили, что ребенок, попав в больницу, сразу стал поправляться, вспоминает хирург.

“Мы пришли к выводу, что тут может присутствовать некий семейный фактор, который мы не учли. И одним из факторов может быть какое-либо ненадлежащее обращение с ребенком”, – говорит врач, который признается, что до этого никогда с подобным случаем не сталкивался.

Но после того как представители социальной службы и детский психиатр осмотрели ребенка, эта гипотеза была отвергнута.

Как говорит Папузински, мать отрицала какое-либо плохое обращение с ребенком.

И до самого конца она продолжала все отрицать.

“Очень встревоженная мать”

Казалось, что мать Марио по-настоящему волновалась за здоровье своего сына.

“Она была очень обеспокоена. Она всегда его сопровождала, всегда приезжала загодя и проводила почти круглые сутки в больнице”, – вспоминает чилийский хирург.

За девятимесячный период своего лечения Марио провел в этой детской больнице более 80 ночей.

Спустя семь месяцев после того, как он впервые попал на прием, правда случайно выплыла наружу.

Автор фото, JLBarranco / Getty Images

Мальчик провел более 80 ночей в больнице за девять месяцев своего лечения

Мать ребенка, лежавшего в одной палате с Марио, случайно увидела, как его мать впрыскивала ему какой-то препарат без ведома врачей.

Врачи в клинической истории записали, что мать Марио пригрозила этой женщине, чтобы та молчала. Когда же медики напрямую ее об этом спросили, мать Марио все отрицала.

Тогда они вызвали полицию, которая обыскала мать Марио и нашла при ней шприцы, спрятанные в одежде и под кроватью ее сына.

С уликами на руках врачи обратились в прокуратуру. Прокуратура выдала ордер, запрещавший матери приближаться к ребенку, который стал быстро поправляться и вскоре был выписан из больницы.

Врачи же впервые смогли осмотреть у Марио барабанные перепонки и убедиться в том, что никакого ушного заболевания у него не было.

Медики также отметили значительное улучшение в общении ребенка с другими людьми.

Редко диагностируемый синдром

Оказалось, что болен на самом деле не ребенок, а его мать: у нее был делегированный синдром Мюнхгаузена, который был выявлен психиатрами той же больницы.

Это симулятивное психическое расстройство было впервые описано в 1977 году британским педиатром Роем Медоу.

Автор фото, Nadezhda1906 / Getty Images

Делегированный синдром Мюнхгаузена считают формой насилия над детьми: примерно в 7% случаев он приводит к смерти ребенка

Делегированный синдром Мюнхгаузена – это форма синдрома Мюнхгаузена, при котором человек симулирует симптомы какого-нибудь заболевания, чтобы привлечь к себе симпатию, сострадание, восхищение и внимание со стороны врачей.

В случае с делегированным синдромом человек, который отвечает за кого-то – чаще всего, это мать или опекун ребенка – фабрикует симптомы болезни, часто даже нанося физический вред ребенку.

Это считается разновидностью насилия над ребенком, которое очень часто не диагностируется ни врачами, ни ответственными лицами, иногда на протяжении месяцев или даже лет.

По данным чилийской бригады врачей, примерно 7% таких случаев заканчиваются летальным исходом.

СМИ в разных странах мира писали о наиболее известных случаях, приводивших к гибели детей и последующему тюремному заключению родителей.

Взрослые, страдающие от этого психического расстройства, могут доходить до предела, ища внимания со стороны врачей: они могут колоть ребенку кровь, мочу и даже кал, чтобы вызвать заболевание, или давать какие-то лекарства, которые вызовут у ребенка рвоту или понос, или приведут к тому, что ребенку будут делать биопсию или хирургическую операцию.

Как пишут врачи в случае с Марио, настоящая причина возникновения этого синдрома неизвестна, но по их мнению, это заболевание слишком редко диагностируется, потому что обычно медики ни в чем не подозревают родителей детей-пациентов.

Многие клинические случаи свидетельствуют о том, что в подавляющем большинстве случаев насильником является мать, и чилийские врачи подтверждают это в 75% случаев.

Зачем они это делают?

На самом деле синдром Мюнхгаузена и делегированная его форма мало изучены.

Эксперты в этой области полагают, что те, кто сами пострадали от насилия, жестокого обращения или в детстве были покинуты родителями, находятся в группе риска и могут заполучить это психическое расстройство.

Врачи также предполагают, что пациенты, занимающиеся членовредительством или же причиняющие вред своим подопечным, делают это, чтобы вызвать симпатию, внимание или восхищение своей способностью совладать с возникшей проблемой.

Автор фото, szefei / Getty Images

Делегированный и обычный синдром Мюнхгаузена пока не очень хорошо изучен

С другой стороны, даже имея подозрения, медперсоналу не просто напрямую потребовать объяснений у пациентов, у которых они подозревают наличие синдрома Мюнхгаузена.

Тут есть определенный риск: если пациента начнут расспрашивать с пристрастием, они будут настороже, начнут оправдываться или вовсе исчезнут, чтобы начать искать помощи в другой больнице, где их еще не знают.

В случае с Марио так и случилось: он был направлен в больницу Вальпараисо из другой больницы, в которую не раз попадал и где врачи так и не сумели поставить диагноз.

Другой опасностью может быть ошибочное обвинение пациента со всеми вытекающими отсюда последствиями.

“Это очень непростая ситуация”, – говорит Папузински.

Британский педиатр Рой Медоу, впервые описавший этот синдром, сам попал в двусмысленную ситуацию после того, как выступил в качестве свидетеля на нескольких процессах против родителей, которых ошибочно обвиняли в убийстве своих детей.

“Нормальная жизнь” с бабушкой

В случае с Марио судья суда по семейным делам постановил, чтобы мальчика отдали на воспитание его бабушке.

Автор фото, FatCamera / Getty Images

После того, как матери диагностировали синдром, ребенок быстро пошел на поправку

Как рассказывает доктор Папузински, эти перемены очень быстро оказали позитивное воздействие на здоровье ребенка, который начал хорошо ходить, у него улучшилась речь, он стал больше общаться со сверстниками и смог посещать школу.

Мать Марио может встречаться с ним в присутствии третьего лица и сейчас получает помощь психиатра, чтобы в будущем, возможно, снова получить возможность воспитывать своего сына.

Как говорит лечивший Марио хирург, мальчик сейчас живет нормальной, здоровой жизнью и не проявляет никаких признаков того, что он пострадал от действий своей матери.

Раз в год приходит на очередную диспансеризацию в больницу, где он когда-то лежал.

Ссылка на основную публикацию