Почему болеют раком дети

Содержание

Первые признаки рака у детей

Онкологическое заболевание детей притягивает пристальное внимание врачей и сильно пугает родителей. Однако новообразования в детском возрасте легче лечатся, чем рак взрослого пациента.

Принято разделение на доброкачественную и злокачественную опухоль. Эти два вида болезни отличаются протеканием, а также по-разному влияют на организм. Доброкачественные новообразования наблюдают и лечат в плановом порядке, оказывая пациенту хирургическое лечение. Злокачественные изменения на уровне клеток существенно подрывают здоровье: снижается иммунная защита, распространение мутационных клеток поражает органы, метастазы ухудшают ситуацию.

Ранний период размножения больных клеток легко пропустить, но именно он является залогом к быстрому выздоровлению. Однако выявить в начале стадии болезнь очень трудно – она протекает без видимых признаков и проявляется, достигнув значительных размеров.

Взрослые заболевают различными видами раковой опухоли, дети в основном подвержены низкодифференцированной саркоме.

Возрастного порога у детской онкологии нет – болезнь может развиваться во внутриутробном периоде, а также в любой период взросления. Так, в первый год жизни возможны проявления нейробластомы, нефробластомы, ретинобластомы, некоторые виды медуллобластом. У подростков встречается в большинстве случаев саркома костей и мягких тканей, возможна лимфома Ходжкина. Средний возраст пациента в период с 6 до 10 лет подвергается остеогенной саркоме, нефробластоме.

Виды детской онкологии

Запуск процесса хаотичного деления искажённых по структуре клеток возможен в любой ткани. Поэтому рак – болезнь исключительно эпителиального слоя кожи. Врачами определены виды образований исходя из места их дислокации:

  • Доброкачественные новообразования в ЦНС (астроцитома, ганглионеврома, глиома);
  • Меланома – наросты из пигментированных клеток;
  • Лейкоз и лимфома – нарушены костный мозг и периферическая лимфоидная ткань соответственно;
  • Липома и атерома – доброкачественные изменения жировой и соединительной ткани подкожно-жировой клетчатки;
  • Гемангиома – повреждение сосудов раковыми клетками с возможным внутренним кровотечением;
  • Карцинома – новообразования на эпителий внутренних органов (кишечник, почки, поджелудочная железа и т.д.);
  • Саркома – источником является мезенхимальный зачаток, нарушение которого влечёт поражение мышц и костей;
  • Тератома – сбой в зародышевой ткани.

Злокачественные опухоли у маленьких пациентов делятся на эмбриональные, ювенильные и новообразования взрослого типа.

Эмбриональные опухоли закладываются до рождения ребёнка. К таким образованиям относят: бластомные, герминогенные виды, а также рабдомиосаркомы.

Ювенильный вид берёт начало в здоровых клетках, где после мутации происходит формирование раковых клеток. Причиной служит генетика родителей. Группа включает в себя: карциному, болезнь Ходжкина, лимфомы, саркомы.

Взрослый тип – редко встречающееся явление, в состав входят карциномы, шванномы и рак кожи.

Раковый классификатор помогает врачу составить определённую картину болезни с последующим назначенным лечением. Часть патологий образуется под влиянием внешней окружающей среды, включая инфекции, а часть – зарождается вместе с жизнью человека и является врождёнными патологиями.

Виды рака определяют различными медицинскими способами. Одни видны глазом, другие – скрыты и требуют тщательной оценки состояния всего организма с помощью проведённых анализов и обследований.

Причины возникновения раковых болезней у детей

Медицинские исследования в области зарождения раковых опухолей у ребёнка заняли не один десяток лет. Научная деятельность указывает на следующие причины развития рака у детей:

  • онкогенная основа вирусных бактерий (герпес, папиллома);
  • изменения на уровне генов, с последующим зарождением раковых клеток;
  • химические соединения канцерогенного свойства.

Помимо этих исследований, врачи предполагают предположительные причины возникновения поражений:

  • канцерогенная причина: вредные привычки родителей в период зачатия или беременности, а также попадание химикатов в незрелый детский организм;
  • влияние окружающей среды или перенесенные TORCH-инфекции: токсоплазмоз, цитомегаловирусные отклонения, герпес, краснуха;
  • излучение ионами, а также излишнее облучение ультрафиолетовыми лучами;
  • онкогенные вирусы – изменяют состав клетки с последующим хаотичным размножением;
  • наследственность – передача по генетическим каналам отклонённых от здорового строения клеток;
  • хронические болезни органов, желёз или мягких тканей.

Симптоматика раковых опухолей

Симптомы делятся на общие, когда определяется все состояние здоровья организма, и специфические, указывающие на конкретный вид поражения.

Первые признаки нарушения здоровья у детей:

  • повышенная температура тела, слабость, недомогание, мышечные боли;
  • недобор по весу у малышей до года;
  • анемия и другие нарушения в кровеносной системе;
  • тошнота, рвота, головные боли;
  • увеличение лимфоузлов.

Специфические симптомы указывают на место дислокации поражённого опухолью органа.

Лейкоз

Находится на третьем месте по распространённости раковых заболеваний у малышей.

У детей признаки рака будут следующими:

  • снижение активности;
  • слабость мышечных масс;
  • побледнение кожи;
  • снижение аппетита, потеря веса;
  • повышение температуры;
  • кровотечения;
  • болезненность костей;
  • увеличение печени, селезёнки, визуальное увеличение живота;
  • рвотные позывы, одышка;
  • уплотнение лимфоузлов подмышками, в шейном отделе, в паху;
  • глазные отклонения, потеря координации движений;
  • гематомы и покраснения на коже.

Поражения головного и спинного мозга

Возрастная категория детей, подверженных болезни головного мозга, от 5 до 10 лет.

Проявляется следующими признаками:

  • головные боли по утрам с усилением при кашле или при поворачивании головы;
  • рвотные позывы натощак;
  • нарушение координации движений;
  • расстройства зрительного аппарата, галлюцинации;
  • апатия, судороги, психические расстройства.

Переход болезни в запущенную стадию влечёт за собой отставание в развитии ребёнка.

Признаки рака спинного мозга:

  • Боли в спинном отделе;
  • Тяжесть при сгибании или разгибании тела;
  • Шатающаяся походка;
  • Сколиоз;
  • Потеря чувственного восприятия в месте локации опухоли;
  • Недержание каловых масс и мочи.

Рак Вильмса

Вид ракового поражения почек у малышей до 3 лет. Обнаружить болезнь можно только при плановом осмотре у врача. Ранние стадии не проявляются. Признаки следующие:

  • асимметричность живота на поздних стадиях, болезненность;
  • потеря аппетита, уменьшение массы тела;
  • повышение температуры;
  • диарея.

Нейробластома

Место локации: живот, грудина, шея, малый таз, поражение костей. Обнаруживается у пациентов в возрасте до 5 лет. Практически у половины всех носителей раковых клеток диагностировали болезнь до двухлетнего возраста. Также зафиксированы случаи выявления отклонений в клеточном составе на УЗИ в эмбриональном периоде. Первоисточником болезни служит любой участок вдоль позвоночного столба.

Болезнь агрессивного течения с быстрым распространением метастазов. Однако есть случаи в медицинской практике, когда злокачественная опухоль переходила в стадию доброкачественной. Существует и промежуточный период, в течение которого клетки разного состава перемешаны между собой.

Симптомы при поражении брюшины:

  • дискомфорт, вздутие, боль в области брюшины;
  • безболезненная пальпация с обнаружением очага поражения;
  • отёчность нижних конечностей;
  • сбой в работе кишечника и мочевого пузыря.

Шейные поражения со временем достигают области глазного яблока, и происходит постепенное его выпячивание за естественно здоровые пределы.

Поражение скелета у детей подчеркивается хромотой, костной болью, желанием меньше двигаться. При достижении раковыми клетками спинномозгового канала у больного наступает паралич.

Нарушения в грудине проявят себя:

  • болью в области грудной клетки;
  • непрерывным кашлем;
  • болью при глотании и хрипах в лёгких;
  • подкожными узлами;
  • повышением температуры тела;
  • запоры или диарея;
  • потеря веса, тёмные круги под глазами;
  • атаксия, параплегия;
  • покраснение кожного покрова;
  • учащённое сердцебиение;
  • синдром Горнера.

Особенностями болезни будет проявление страдающего от давления опухоли органа, а также выбросом гормонов клеток-мутантов. Сдавленность кровеносной системы в области малого таза влечёт за собой отёк нижних конечностей. Давление на половую вену, кровь в которой циркулирует от головы до сердца, отразится отёком лица и глотки. Сдавливание грудных и шейных нервных окончаний отражается опусканием век и сужением зрачка. Влияние опухоли на позвоночник приведёт к потере передвижения больного. Присоединение кожных клеток к течению болезни проявится голубым или красноватым оттенком на кожных покровах. Поражение костного мозга ведёт к снижению иммунной защиты организма. Небольшие ранения начинают оборачиваться сильным кровотечением.

Ретинобластома

Раковая клетка поражает глазную сетчатку. Возраст пациентов – груднички или дошкольники. Вероятность поражения обоих глаз равна трети от всех случаев. 5% заболевших теряют зрение полностью.

  • краснота глаза;
  • косоглазие, или «кошачий глаз».

«Кошачий глаз» ярко обозначается свечением зрачка, который и замечают родители.

Рабдомиосаркома

Стадии рака охватывают соединительные или мышечные ткани. Проявление болезни возможно во всем временном промежутке дошкольного возраста. Локальные поражения достигают шеи, головы, реже – туловища, конечностей или мочеиспускательной системы.

Проявление раковых клеток:

  • припухлость в месте локализации;
  • глазное яблоко выступает за привычные границы;
  • потеря зрения;
  • низкие частоты голоса, боль при глотании (если произошло поражение горла);
  • боль в животе, запоры и рвота при опухоли в брюшине;
  • желтушность, если повреждение коснулось желчных протоков.

Остеосаркома

Зона поражения: плечевые или бедренные кости. Возраст пациентов – подростковый. Влечёт за собой боль в костях с усилением к темному времени суток. Начинаясь с кратковременных проявлений, впоследствии болевой синдром удлиняется. Спустя время раковая опухоль начинает распространять припухлость.

Саркома Юинга

Возрастной порог детей, борющихся с болезнью, от 10 до 15 лет. Локализация: трубчатые кости верхних и нижних конечностей. Отмечены проявления в ключице, рёбрах, лопатках, но это, скорее, исключительные случаи.

Симптоматика схожа с остеосаркомой, с потерей веса пациента и повышением температуры тела. На поздних стадиях боль становится невыносимой, наступает паралич.

Лимфома Ходжкина

Поражение лимфоузлов у подростков. Наблюдается кожный зуд, излишняя потливость, слабость тела и повышенная температура. Также увеличенные лимфатические узлы остаются безболезненными, но временами проявляются или пропадают.

Диагностирование

Каждый родитель тщательно следит за состоянием своего ребёнка, своевременно реагируя на жалобы. Важно не заниматься самолечением, а обратиться за помощью медицинских работников.

Врач собирает анамнез болезни и при подозрении на онкологический процесс назначает обследование:

  • первичный осмотр и пальпация в тех местах, на которые указывает больной;
  • рентген или УЗИ внутренних органов, тканей, костной структуры;
  • КТ или МРТ различных органов, включая головной и спинной мозг в зависимости от образования опухоли;
  • сцинтиграфия с радиоизотопами для получения двухмерного изображения поражённого органа;
  • эндоскопия пищевода, желудка, 12-перстной, прямой, сигмовидной и толстой кишки;
  • выявление изменения состава клеточного соотношения в анализе крови;
  • взятие и определение онкомаркеров;
  • биопсия места дислокации, как в качестве самостоятельного вида обследования, так и в виде дополнительного при оперативном вмешательстве.

Многоступенчатое обследование позволит собрать масштабную информацию и установить точный диагноз. Следующим шагом станет правильно назначенное лечение.

Лечение раковых отклонений

Рак у детей требует оперативного хирургического вмешательства. Применение химиотерапии или облучение радиопрепаратами как самостоятельного или дополнительного лечения у маленьких пациентов на усмотрение врача.

Хирургические операции производят в случаях:

  • обнаружен очаг доброкачественной опухоли;
  • найден злокачественный процесс на ранней стадии без метастазирования.

К сожалению, такие операции нередко заканчиваются инвалидностью ребёнка, в зависимости от места образования ракового процесса.

Радиацию и химию применяют при лейкозах, лимфомах как самостоятельный курс лечения. Нарушение в костном мозге требует его пересадки.

При затяжной форме болезни, с допущенным распространением метастазов, нарушением в соседних органах, а также в сосудистой системе, ребёнку назначают паллиативный курс для поддержания здоровья и стабильности в состоянии больного.

Стремительное развитие раковой опухоли наравне с растущим организмом – главный козырь в руках врачей. Многие препараты, назначенные при химиотерапии, имеют успешное восприятие детским организмом. Тем более, маленький пациент легче восстанавливается после перенесенного курса лечения. Задача онколога – правильно подобрать дозировку, чтобы снизить побочные явления и уменьшить нагрузку на организм.

Лучевая терапия идёт в паре либо с химиотерапией, либо с хирургией. Обе процедуры преследуют цель разрушить оставшиеся злокачественные клетки и приостановить развитие опухоли. Курс лучевой терапии, проведённый перед операцией, снижает площадь удаляемых повреждённых тканей. Также радиотерапия возможна как самостоятельный вид лечения.

Онкологами допустимо применение лечения стволовыми клетками или курс гемокомпонентной терапии, криотерапии, лазеротерапии, гипертермии.

Профилактические меры

Забота о ребёнке – прямая ответственность родителя. В качестве профилактических мер врачи особо настаивают на планировании зачатия ребёнка. Будущие родители должны отказаться от вредных привычек в первую очередь. Беременной женщине необходимо сбалансированное питание. Стоит пересмотреть и свое отношение к работе, если она связана с вредным производством.

Не на последнем месте стоят экологическая атмосфера в месте проживания пары, излишние приёмы медикаментов, радиация. Женщине необходимо задумываться об абортах, отказе от грудного вскармливания. Учитывается возраст будущей матери, хронические и воспалительные процессы в анамнезе. Солнечные ожоги, пассивное курение, стресс – также влияют на состояние здоровья родителей и последующего поколения.

Если ребёнок плохо себя чувствует, отмечено проявление ряда признаков, описанных выше, лучше показать его специалисту. Раковые поражения в детском организме лечатся легче, чем рак взрослого пациента. Сохранение времени – залог к быстрому выздоровлению. Раковые признаки часто путают с другими болезнями. Если должное лечение не привело к выздоровлению, лучше ребёнка показать узконаправленному врачу. Пройти необходимые обследования с целью выявления или исключения злокачественных новообразований у детей.

Почему дети болеют раком? Онколог о симптомах и профилактике опухолей

Каждый год в мире у более 200 тысяч детей находят онкологические заболевания, и половина из них — умирает. Десятая часть случаев рака выявляется лишь на третьей стадии, а у 8 % детей рак диагностируют на четвёртой стадии, что усложняет лечение и уменьшает шанс на выживаемость.

О сложностях диагностики онкологии у детей, причинах увеличения заболеваемости и роли родителей в процессе лечения мы поговорили с главным детским онкологом Минздрава, заместителем директора НИИ детской онкологии Российского онкологического научного центра имени Блохина Владимиром Поляковым.

Майя Миличь, АиФ.ru: Есть ли тенденция к увеличению количества юных пациентов у вас и ваших коллег?

Владимир Поляков: Да, такая тенденция прослеживается. Более заметные процессы происходят у взрослых, увеличивается количество больных раком, рак молодеет, стали болеть люди в возрасте 20–25 лет. Увеличение заболеваемости у детей также отмечается во всех странах мира, в том числе и у нас. Но в России это отчасти связано с улучшением статистики — то есть цифры растут ещё и из-за более качественного учёта заболевших.

– Чем можно объяснить увеличение заболеваемости?

Читайте также:  Как не заразиться ветрянкой от ребенка

– Исключительно факторами внешней среды. Там, где плохая экология, там и число злокачественных опухолей у детей выше, чем в более благоприятных регионах. Но отмечу, что вообще повысился уровень заболеваемости детей любыми болезнями, это и инфекции, и аллергические реакции, и многое другое. Все отрицательные факторы проживания, питания, неблагоприятная психологическая обстановка — сказываются на людях. Сильно сказывается образ жизни родителей — от того, как они себя ведут, как живут, пьют ли, курят ли, правильно ли питаются, напрямую зависит здоровье детей. Сейчас здоровье населения в целом хуже, поэтому и дети рождаются более слабые. Если взять статистику согласно шкале Апгара (система быстрой оценки состояния новорождённого — прим. ред.), то раньше рождались дети 9–10 баллов, а сейчас — 8–7. То есть общий фон — хуже.

– Можно ли говорить сегодня о возможности профилактики рака у детей?

– Можно, но тут важно скорее говорить о том, как живут взрослые. Здоровье маленьких детей зависит именно от родителей. Сказываются все болезни, перенесённые женщиной во время беременности, работа на вредном производстве, место проживания будущей матери. Есть некоторые данные, указывающие на связь частоты развития злокачественных опухолей у детей с ранее проведёнными женщине абортами. Также имеет значение возраст женщины, когда она рожает ребёнка — чем позже, тем больше вероятность появления новообразования. Поэтому хорошо, когда женщина рожает в 19–20 лет, но с учётом сегодняшней тенденции к социализации и собственной реализации в жизни люди поздно задумываются о детях. К мужчинам относятся всё те же факторы, разве что они чаще злоупотребляют алкоголем, табаком, неправильно питаются. Всё, что в целом нехорошо, и может стать фактором развития злокачественных опухолей.

У детей подросткового возраста болезнь провоцируют травмы, всплески гормонов, все перенесённые заболевания, стрессы, даже несчастная любовь может даром не пройти. Они так же, как и взрослые, находятся в зависимости от окружающей среды и испытывают её влияние.

– Почему дети болеют раком? Какие есть теории на этот счёт?

– Какой-либо из факторов запускает механизм, нарушающий нормальное деление клеток. Сегодня есть разные теории — почему именно запускается сам механизм образования раковых клеток. Основные — это химическая и вирусная теории. Химическая говорит о влиянии факторов внешней среды, а вирусная говорит о том, что вирус, попадая в организм, так влияет на клетку, что разблокирует возможности её опухолевой трансформации. То есть вирус таким образом влияет на иммунную систему, что она не может остановить это деление. Но это только теории. Если бы мы точно знали природу рака, то могли бы перейти на другой уровень лечения. Но пока у нас есть только средства, которые могут избавить ребёнка от рака — это химиотерапия, лучевое и хирургическое виды воздействий, иммунотерапия, и сейчас развивается биотерапия рака.

– Какие опухоли чаще всего встречаются у детей?

– Если взять все опухоли за 100 %, то примерно половина из них составляют злокачественные опухоли кровеносной ткани, самая частая форма — острый лимфобластный лейкоз, который, на наше счастье, мы научились эффективно лечить. Чуть большую часть составляют опухоли солидной природы — это опухоли мягких тканей, костей, печени, почек, сетчатки, щитовидной железы и других органов. Среди всех солидных опухолей преобладают опухоли головного мозга. Возможности излечения при разных злокачественных новообразованиях не одинаковы. Что-то лечится успешнее, что-то хуже, но в целом, если взять всех больных, то выздоравливает 80 % пациентов.

– Многие ли дети поступают к вам в запущенном состоянии?

– Эта проблема огромная и трудноразрешимая. Даже в тех странах, где медицина на очень хорошем уровне, дети часто попадают в отделение в критическом состоянии. В маленьких странах эта проблема менее актуальна. Во-первых, там меньше населения, во-вторых, всё ближе, проще доехать до специализированного центра и проверить причины плохого самочувствия ребёнка.

У нас же эта проблема актуальна из-за большой территории. Пока ребёнок из дальней деревни попадёт в районный центр, а потом в областной центр — проходит время. В районных центрах нет службы детского онколога, поэтому на этом уровне понять, что у ребёнка развивается злокачественная опухоль, на первоначальных этапах очень трудно.

Педиатры нечасто встречаются со злокачественной опухолью, поэтому специфические симптомы могут быть просто не опознаны. Отрицательную роль играет отсутствие онкологической настороженности. У детей сейчас большая нагрузка, поэтому, к примеру, головная боль или усталость могут и не насторожить.

При этом онкологические заболевания часто маскируются под другие болезни, например, под респираторные инфекции. Забить тревогу нужно, когда заболевание не поддаётся стандартным методам лечения. Но зачастую ребёнка лечат до последнего, пока не поймут, что заболевание протекает нетипично. В непонятных ситуациях всегда лучше сразу предположить худший из всех диагнозов. Ведь чем меньше стадия — тем проще и эффективнее лечение.

Часто позднее выявление рака связано с нелюбовью родителей к посещениям врача в поликлинике, родители не любят туда водить детей из-за очередей, распространения инфекций.

– Как родителям вовремя понять степень серьёзности недомогания ребёнка?

– Точных первоначальных признаков нет, чаще всего — это маски других заболеваний. Например, если респираторные заболевания рецидивируют или протекают нетипично — это уже повод насторожиться. Как правило, развитие заболевания сопровождается нарастающей вялостью, слабостью, раздражительностью, отказом от пищи, потерей веса, снижением активности, повышенной утомляемостью — это всё служит поводом для обращения к врачам. Причиной такого состояния может стать всё что угодно, тем более что многие опухоли у детей имеют скрытую локализацию. В любом случае, лучше вызвать врача на дом или обратиться за консультацией. Грамотный врач всегда что-то заподозрит, предложит дополнительные исследования.

– Какую роль играют родители в процессе лечения?

– Многие родители тяжело переносят новость о заболевании своего ребёнка, им не понятно, что делать дальше, как жить. Но, когда они попадают в отделение, становится легче — они видят, что они не одни с такой бедой, не одиноки в своём несчастье, и становится легче. Они видят, что кого-то лечат, кому-то лучше — это даёт надежду и силы на борьбу.

У нас также с родителями и старшими детьми работают психологи. Маленькие детки часто не понимают, чем именно они болеют, а вот подростки — они осознают себя, своё будущее, и борьба за хороший психологический настрой им даётся так же тяжело, как и взрослым.

Родители всегда должны быть заодно с врачом. Когда есть хороший контакт с доктором, есть доверие и взаимоуважение, то вы уже боретесь вместе, есть слаженный альянс. Если же этого нет, то лечение получается механистическим. Важно внимание родителей, их послушание и выполнение всех рекомендаций врача. Роль мамы в лечении очень велика, особенно, учитывая, что медицинского персонала по уходу зачастую не хватает.

Да и кто будет ухаживать за ребёнком лучше, чем мама? У нас все мамы находятся рядом с детьми. Хотя по закону, дети старше 4–5 лет должны находиться в больнице без родителей. А у нас же даже подростки с мамами, это важно не только с технической точки зрения, например для гигиенической помощи ребёнку, но и с моральной. Родители очень внимательно следят за состоянием детей, они первые могут что-то заметить, обратить внимание на жалобы или особенности поведения ребёнка и своевременно обратиться к медицинскому персоналу за советом или помощью.

Рак у детей: жребий заболеть и шанс спастись

(Статья взята из архива Аргументов и Фактов. Кому интересно — читайте. )

Дети, больные раком… Сознание отказывается даже на минуту представить такое. Тем не менее, как свидетельствуют сухие сводки статистики, злокачественные опухоли у детей — суровая реальность. Есть ли путь спасения? На этот и другие важные вопросы отвечает заведующий отделением онкологии Российской детской клинической больницы, кандидат медицинских наук, хирург-онколог высшей категории, заслуженный врач России Владимир Иванович КОВАЛЕВ.

— Владимир Иванович, первый и самый важный вопрос: разве рак — это не типично взрослая напасть?

— Как ни печально, но это не так. Заболеваемость детей злокачественными опухолями составляет 14–15 случаев на 100 тысяч детского населения в год. Нетрудно подсчитать, что за 15 лет детства из каждых ста тысяч ребят, родившихся в один год, раковыми опухолями заболевают больше двухсот. Из тех шести миллионов человек, что погибают ежегодно в мире от рака, около двухсот тысяч — дети. Риск, что ребенок столкнется с раком, тем более трагичен, что сейчас в семьях чаще всего лишь по одному-два ребенка.

— Часто о самой возможности возникновения рака у детей люди практически ничего не знают. Парадокс?

— Главной задачей медицины прошедших столетий была борьба с инфекциями, уносившими множество детских жизней. Еще тридцать-сорок лет тому назад важнейшими проблемами были рахит, полиомиелит, другие болезни, которые сегодня взяты медициной под надежный контроль. На этом фоне на относительно редкие опухоли у детей просто не обращали внимания.

Наша неосведомленность о возможности возникновения рака у детей — из недавнего советского прошлого. Еще лет пятнадцать назад редкая газета или журнал осмелились бы опубликовать статью даже о раке у взрослых, а тем более у детей; ведь детям полагалось быть счастливыми и здоровыми, а если болеть, то только аппендицитом да ветрянкой. Статьи на подобную малооптимистическую тему тогдашняя цензура не пропускала.

— Однако складывается впечатление, что проблема рака у детей становится все более и более актуальной. Действительно ли риск заболеть злокачественной опухолью в последние годы вырос?

— Еще лет десять назад назывались совсем другие цифры заболеваемости раком у детей: всего 8–10 человек на 100 тысяч в год вместо нынешних пятнадцати.

— Но почему же заболеваемость раком у детей так выросла? Ведь малыши не курят, едят более здоровую пищу по сравнению со взрослыми, у ребят нет «взрослых» профессиональных вредностей?

— Сейчас во многих бедах принято винить экологию. Но в случае с ростом заболеваемости злокачественными опухолями связь с плохой экологической обстановкой несомненна. Резкое увеличение риска для детей заболеть раком именно в ХХI веке не случайно. Действительно, раньше не было тех вредных веществ и воздействий — канцерогенных факторов, с которыми соприкасаются современные дети.

— Что представляют собой эти канцерогенные факторы и как они действуют на детские организмы?

— Это прежде всего промышленные отходы, которые загрязняют воздух, воду, почву. Это искусственные материалы, которыми наполнены современные жилища. Это радиация. Это вирусы. И еще, наверное, что-то, о чем ученые пока и не знают.

При воздействии канцерогенных факторов на организм ребенка, в отличие от взрослого, есть одна особенность: непосредственной причиной рака канцерогенные факторы могут быть лишь у старших детей, подростков. На малышей же они воздействуют не прямо, а через родителей, повреждая, делая дефектными их половые клетки. В результате зародыш развивается неправильно, и в одном из участков тела будущего младенца вместо нормальной ткани появляется опухоль. Другая возможность канцерогенам сделать свое черное дело — воздействовать на плод во время беременности, попав в него через организм матери. Из-за этого могут возникнуть не только врожденные уродства, но и злокачественные опухоли.

— Что же, выходит, в возникновении у малыша злокачественной опухоли виноваты его родители?

— Существует наследственная предрасположенность к опухолям, как, например, к поражающей глаз ретинобластоме, к некоторым другим опухолям. В цивилизованных странах давно уже люди не вступают в брак, не удостоверившись в «чистоте» медицинского «досье» будущего супруга. Современное медико-генетическое консультирование позволяет с высокой точностью предсказать возможные отклонения в здоровье будущих детей, в том числе и риск опухоли.

Впрочем, наследственная предрасположенность к опухоли не всегда означает, что у ребенка разовьется рак — для этого чаще всего нужны еще и внешние причины (и уж тем более, сам рак по наследству передать нельзя). Установить вероятность рождения здорового и больного ребенка в каждом случае — задача врача медико-генетической консультации.

Получается, чтобы обезопасить будущего малыша, нужно постараться еще до возникновения беременности: поселиться в экологически чистом месте, вести здоровый образ жизни, правильно питаться и не ошибиться с выбором второй «половины». И еще нельзя забывать, что чем старше родители, тем выше для ребенка риск заболеть злокачественной опухолью. Это особенно актуально, если вспомнить, что сейчас люди предпочитают обзаводиться детьми во все более зрелом возрасте.

— Есть ли отличия в течении рака у детей и взрослых?

— При опухолях детского возраста механизмы роста новообразований те же, но вот опухоли совсем другие. Раки составляют лишь около 4% всех злокачественных опухолей. Большая же часть новообразований развивается из клеток крови — это лейкозы и лимфомы, — и из клеток соединительной ткани — это саркомы. Сразу после рождения и в первые три-четыре года жизни выявляются врожденные (они появляются еще в утробе матери) опухоли почек и нервной ткани, опухоли из зародышевых тканей — тератобластомы, дисгерминомы, в разные возрастные периоды возникают опухоли из мышц и других мягких тканей, рак щитовидной железы, а в подростковом возрасте наступает пик заболеваемости опухолями костей. Впрочем, для простоты, чтобы не путать не готовую к медицинским нюансам публику, за рубежом все злокачественные опухоли называют раками, поэтому термин «рак у детей» вполне допустим.

— Что саркома, что рак… И то и другое — злокачественная опухоль. Что меняется от названия?

— Очень многое. Опухоли у детей развиваются гораздо быстрее, чем у взрослых. Если «взрослые» раки могут «тлеть» годами и десятилетиями, чтобы потом в одночасье «вспыхнуть» бурным ростом, то детские опухоли часто проявляются уже через несколько недель после возникновения. Кроме того, злокачественные опухоли у детей располагаются глубже в недрах организма и их труднее определить. Но зато — и это для нас главное — злокачественные опухоли детского возраста гораздо лучше поддаются лечению, чем раки у взрослых. Для примера: сейчас детские онкологи спасают до 90% детей с опухолями почек, до 75% детей с опухолями костей и мягких тканей, 80% больных лейкозом и 100% — ретинобластомой.

— Спору нет, результаты современного лечения впечатляют. Но что оно собой представляет?

— Лечение зависит от вида опухоли. Если это развивающиеся из клеток крови лейкоз или лимфома, применяют химиотерапию и лучевую терапию. Если опухоль растет из других тканей, то не обойтись без операции. Хирург удаляет опухоль вместе с пораженными частями организма, лучевая терапия «выжигает» ее, а химиотерапия заставляет саму опухоль сжаться, стать менее жизнеспособной, а ее отдаленные очажки — метастазы, возникающие из разнесшихся с током крови клеток опухоли, — сократиться или вовсе исчезнуть.

Иногда химиотерапия — в малых дозах — оказывается эффективной даже при доброкачественных опухолях. Например, есть такая пограничная опухоль — агрессивный фиброматоз (по-другому — десмоид), который никогда не дает метастазов, но способен у детей даже после радикального удаления вновь возникать по нескольку раз. Мы при этой болезни научились проводить длительную химиотерапию, которая свела к нулю число рецидивов после операции.

— Известно, что химиотерапия вызывает немало тяжелых побочных эффектов даже у взрослых больных. Легко ли неокрепшему детскому организму переносить столь непростое лечение?

— К сожалению, химиотерапия — это рискованное лечение. Риск связан с тем, что опухоли растут из организма ребенка и слишком похожи на его нормальные клетки, чтобы можно было найти лекарство, действующее на раковую клетку и не вызывающее повреждений в нормальной. Ведь даже при лечении заболеваний, вызываемых бактериями, вирусами, грибами, бывают осложнения. Что же говорить о химиотерапии!

— Химиопрепараты ведут свое начало от ядов?

— И являются ими. Но на злокачественные клетки они действуют в тысячи раз сильнее, чем на здоровые ткани и органы. Химиотерапия проводится курсами, поэтому в перерывах между ними нормальные ткани полностью восстанавливаются, а вот опухоль уже нет. Нужно помнить, что без лечения выздороветь от злокачественной опухоли невозможно. Кроме того, мы применяем современные лекарства, которые сводят на нет побочные эффекты от химиопрепаратов. Это противорвотные средства, лекарства, стимулирующие образование клеток крови в костном мозге, препараты, защищающие печень, сердце, другие внутренние органы. Эти лекарства помогают нашим маленьким пациентам переносить лечение с максимальным комфортом.

— Операция — нелегкое испытание и для взрослого организма. Да еще говорят, что онкологические операции — одни из самых сложных и травматичных. Как их переносят дети?

— Чтобы вылечить ребенка, нужно обязательно удалить опухоль, иначе, даже при очень хорошем действии химиотерапии и лучевого лечения, вскоре опухоль начнет расти вновь. Кроме того, хирургу нужно восстановить то, что разрушила опухоль, чтобы маленький человек смог жить полноценной жизнью. Мы научились делать восстановительные операции: создаем путь искусственного оттока мочи после удаления опухоли мочевого пузыря, устанавливаем искусственные суставы и «переставляем» собственные кости, чтобы избежать ампутации и сохранить конечности детям с опухолями костей, делаем и другие сложные операции. Среди них операции, когда онкологи совместно с нейрохирургами вскрывают позвоночный канал и удаляют опухоль, сдавившую спинной мозг, или операции, которые выполняются с использованием микрохирургической техники; при них под микроскопом сшиваются между собой тонкие артерии и вены, чтобы восстановить кровообращение в органах и тканях ребенка.

— Сейчас много говорят о пересадке костного мозга при раке. Что это такое и применяется ли пересадка у детей?

— Пересадка костного мозга — часть так называемых высокодозных программ лечения. Их применяют, когда при стандартных дозах (хотя и они часто весьма тяжелы для ребенка) успеха достичь не удается. В таких случаях идут на риск: в надежде уничтожить опухоль вводят сверхвысокие дозы химиопрепаратов, которые, к сожалению, приводят и к гибели собственного костного мозга, в котором образуются клетки крови. Чтобы в последующем ребенок не погиб от отсутствия клеток крови, ему переливают либо костный мозг от донора, либо свой, заранее запасенный. После переливания костный мозг приживляется в костях и начинает свою работу. Сама пересадка костного мозга технически несложна. Сложно и дорого проведение лечения, направленного на предупреждение очень тяжелых осложнений, которые наблюдаются при высокодозной химиотерапии.

Читайте также:  Чем прижигать ветрянку у детей кроме зеленки

— Получается, что при лечении ребенка от рака на одной чаше весов — риск роста опухоли, а на другой — возможные осложнения от химиотерапии и лучевой терапии. Да и операции хотелось бы избежать. Может быть, существуют другие, нетрадиционные, безвредные методы лечения?

— Конечно, хотелось бы, чтобы было надежное, эффективное и не имеющее побочных эффектов лекарство. Но, к сожалению, чудеса бывают только в сказках. Хотя это как рассудить: ведь успехи современной терапии рака у детей — это самая настоящая фантастика по сравнению с самыми смелыми прогнозами двадцати-тридцатилетней давности. Но нужно помнить, что успех обеспечивается только при самом современном лечении в строгом соответствии с утвержденными международными программами. Над каждой такой корпят лучшие ученые из самых известных онкологических центров мира. При этом врачи всегда честно предупреждают родителей и о трудностях лечения, и о величине шанса выжить. А вот всевозможные целители и продавцы «чудодейственных» средств никогда не сообщают всей правды о своих методах и «лекарствах». То, что предлагают эти «кустари-одиночки», делающие деньги на чужом отчаянии, в лучшем случае бессмысленно, а в худшем — вредно и опасно для жизни. Сколько драгоценного времени теряют больные дети, пока шарлатаны упражняются с ними в своем «искусстве»! А ведь в это время опухоль продолжает расти.

— Но ведь в прессе периодически сообщают о случаях, когда целителю удалось вылечить больного раком, от которого «отказались» врачи. Неужели все вранье?

— Еще ни разу ни одному такому «целителю» не удалось доказать свои успехи фактами. Либо нет признаков излечения, либо, если миру предъявляют якобы «вылеченного» человека, у него не было никакого рака. Ведь к таким целителям часто попадают еще не полностью обследованные больные, у которых диагноз рака еще не подтвержден. Трудно ли вылечить того, кто вовсе не болен? Между тем в научной медицине и диагноз и излечение всегда доказываются, обман или подтасовка невозможны.

— На что нужно обращать внимание, чтобы не «прозевать» у ребенка опухоль? Чтобы не получилось: «пока гром не грянет…»

— Необходимо помнить, что в отличие от взрослых раков, детские опухоли прячутся под «масками». Всегда есть соблазн найти более легкое объяснение, почему малыш капризничает, плохо ест, откуда взялась потливость и отчего так увеличился живот. Очень часто к нам поступают дети, которым дома, недостаточно разобравшись, ставили диагноз «рахит» вместо опухоли почки или нервной ткани, «ушиб», «артрит», «перелом» — при опухолях костей; таких примеров, к сожалению, пока хватает. Причин тому несколько. Это и относительная редкость этой напасти у детей (средний участковый педиатр за всю свою профессиональную практику встречает не более восьми детей со злокачественными опухолями), и трудность выявления, и то, что большинство родителей просто не знают, что у ребенка может быть рак. Из-за этого, в отличие от Европы и других развитых стран, у нас на лечение поступают, как правило, дети с запущенными стадиями — третьей и четвертой.

Тем не менее очень часто опухоль у малыша обнаруживают именно родители. Это бывает при купании, одевании. Вдруг в животе прощупается что-то «лишнее», или на шейке покажутся увеличенными лимфатические узелки, или что-то еще не понравится. Симптомами опухоли могут быть и одышка, и кровь в моче, и утомляемость, и снижение аппетита, и беспричинная капризность, и подъемы температуры до 37 — 37,5 градусов. Если вам показалось, что что-то со здоровьем вашего ребенка не в порядке, не теряйте времени — само не рассосется! — идите к врачу и обследуйтесь. Если окажется, что ничего страшного нет, очень хорошо, ну а если опухоль, то ее-то как раз и нужно выявлять на самых ранних стадиях развития.

— Что необходимо знать родителям, чьему малышу предстоит лечение от злокачественного новообразования?

— Прежде всего, что не одни лишь врачи и сестры будут заниматься его лечением. Такое лечение — всегда тяжелый совместный труд врачей и медсестер, родителей и … самого малыша. Только при соединении усилий шанс победить опухоль растет. Ведь лечение длительное, занимает месяцы, иной раз и больше года. За это время могут быть тяжелые моменты, связанные с опасностью для жизни. Важно, чтобы родители не впадали ни в отчаяние, ни в безудержный оптимизм и работали с медиками рука об руку ради выздоровления ребенка. Многое требуется и от малыша. Он — не объект лечения, а полноправный его участник. Если у ребенка есть воля к победе (а чаще это бывает, когда папа и мама активно настраивают его на хороший результат), лечение идет более гладко. Кстати, поэтому в нашем отделении мы ввели практику круглосуточного нахождения родителей вместе с детьми во время всего срока лечения. Как правило, первый шок быстро проходит, и вся родительская энергия направляется на достижение нашей общей цели — выздоровление ребенка.

По правилам онкологии, каждого вылеченного больного наблюдают в течение пяти лет. Если суждено случиться возврату опухоли — рецидиву — или возникнуть метастазам, то это произойдет именно за этот срок. В дальнейшем возвращения болезни можно не опасаться.

— Сейчас повсюду за лечение берут деньги. Как же могут обычные родители позволить себе лечить больного злокачественной опухолью малыша?

— Химиопрепараты, а также лекарства, которые применяются для предупреждения и лечения возможных осложнений, действительно очень дороги. Недешево обходятся и сложные операции, которые мы выполняем больным детям. Но по закону все расходы за лечение больного ребенка несет государство. Поэтому лечение в стенах отделения онкологии Российской детской клинической больницы бесплатное: не нужно платить ни за лекарства, ни за операцию. На лечение принимаются дети из всех регионов России.

Адрес, где помогают детям: Москва, Ленинский проспект, дом 117, Российская детская клиническая больница, отделение онкологии.

Сильнее взрослых: истории из жизни детского онкологического отделения

Фото Вячеслав Мельников/Amic.ru

Онкология – это не приговор. Но не дай бог кому-то услышать такой диагноз. В борьбе за здоровье и жизнь приходится терпеть тяжелые, порой болезненные процедуры. Лечение онкологии занимает не один месяц. Иногда речь идет о годах. Не все взрослые способны выдержать подобное испытание. Однако дети, у которых обнаружили онкологию, очень часто поражают своей смелостью и силой.

Детское отделение

Отделение онкогематологии в детской краевой больнице единственное в регионе, где лечат маленьких пациентов. Оно рассчитано на 30 коек. Но сегодня отделение переполнено. Мест хватает всем. Бывает, что детям приходится лежать не в палате, а в игровой комнате. Но это скорее исключение.

За год через отделение проходит около 900 пациентов. Примерно 80-85 человек с первичным диагнозом. Остальные проходят лечение повторно. В Алтайском крае примерно 14-15 человек на 100 тысяч детского населения заболевают онкологией.

За последние 15 лет пациентов стало больше. Наблюдается рост злокачественных опухолей.

В этом отделении проводят практически все виды лечения. Исключение – трансплантация костного мозга. Но нашему региону нет необходимости в таком методе. Не так много пациентов, кому требуется пересадка. Если есть необходимость, то отправляют в Москву. Кроме того, специалисты говорят, что трансплантация – это не гарантия излечения.

При этом у трети маленьких пациентов лейкоз. Также распространенное заболевание – лимфомы. Это системные опухоли, которые поражают весь организм.

Лечение долгое, сложное, гарантии нет. Однако, если говорить только о лейкозе, то ремиссия наступает в 85% случаев. У детских онкологов по всей России есть цель довести эту цифру до 95%. Больше просто не бывает.

После лечения дети находятся на постоянном контроле до 18 лет. Затем они переходят во взрослую поликлинику. Наблюдение у врача должно быть пожизненное. “Шансы, что рецидива не будет, велики. Но и исключить его нельзя. Мы достоверно не можем судить о природе развития рака”, – рассказал порталу Amic.ru заведующий онкологическим отделением для детей Александр Румянцев.

Каким будет исход лечения, зависит от многих факторов: форма болезни, распространенность опухоли, индивидуальная чувствительность ребенка к лечению.

“Все зависит от того, какая опухоль. Есть крайне неблагоприятные в лечении. Они редко встречаются, но крайне тяжело поддаются лечению. И часто не удается достичь результата. Допустим, это распространенные опухоли головного мозга. Поздно диагностируются, образуются метастазы. Некоторые варианты лейкоза. Я не буду углубляться в термины”, – добавляет главный внештатный детский онколог Алтайского края.

Как понять, что у ребенка рак?

Онкологические заболевания действительно могут давать симптомы. Заподозрить онкологическую патологию можно благодаря наблюдению у врача-педиатра.

А еще стоит обратить внимание на необычное поведение болезни. На то, что не укладывается в течение обычного ОРВИ. Слишком долго болеет. Или, например, у ребенка кашель, а лечение не помогает. Это заставляет врача-педиатра заподозрить течение чего-то другого. Специальных анализов, которые могут заподозрить рак, нет.

Успех лечения, говорят врачи, зависит от того, когда обнаружили заболевание. Чем раньше поставлен диагноз, тем больше шансов.

“Лейкоз – это треть детских заболеваний. Начинает развиваться в костном мозге. Соответственно, с током крови опухолевые клетки разносятся по всему организму. Конечно, чем раньше диагностировано заболевание, тем успешнее будет лечение”, – добавляет Румянцев.

А вот сказать, в каких районах Алтайского края чаще болеют раком, нельзя. Хотя исследования проводились.

“Я когда-то пытался составить карту и проводить исследование, в каких районах больше болеют, в каких меньше. Но достоверной разницы мы не получили. Возможно, из-за того, что не очень высок процент первичных опухолей. В городах заболеваемость выше, но это оправданно”, – отмечает врач.

Мамочка, не бойся!

В онкогематологии лежат долго. Не один и не два месяца. За это время пациенты, врачи и медсестры привыкают друг к другу. Становятся если не семьей, то друзьями. У отделения есть еще один друг – Ольга Гога. Она руководитель общественной организации “Мать и дитя”.

Много лет она помогает отделению: ищет благотворителей, неравнодушных людей, организовывает сбор денег на нужды детей, родителей и отделения. Помогают в том числе и с помощью благотворительного телевизионного проекта “Надежда на чудо”, где исполняются детские мечты.

“Если мы видим, что ребенок тяжелый, что ему тяжело, то мы спрашиваем, о чем он мечтает. Когда он говорит об этом, когда начинает ждать, он психологически начинает искать в себе резерв ждать этот подарок. Жизненный потенциал приподнимается”, – говорит Гога.

В гости в отделение приходят музыканты, журналисты, актеры, художники. Может прийти каждый. Было бы желание помочь.

Буквально на днях был острый момент: надо было срочно доставить редкий препарат из Москвы. Больница заказала лекарство, и надо было решить вопрос о доставке. Курьерская служба не подходила – слишком долго пришлось бы ждать. Клич был кинут в социальных сетях: кто летит из Москвы? Но пришлось искать другой вариант: оплатили дорогу папе туда и обратно. Мужчина утром улетел, в ночь прилетел обратно и доставил лекарство в отделение.

“Был такой случай: мы спрашивали у детей, о чем они мечтают. И взрослый мальчик, подросток сказал, что у него все есть. Но попросил сделать подарок его маме – серьги. Мы кинули клич, но не нашли тех, кто бы мог исполнить желание больного ребенка. Тогда я сама выбрала украшения. Серьги из серебра с малахитом. И он когда дарил подарок. Надо было это видеть. Мама не ожидала от сына такого поступка. Она просто опустилась на колени и сказала, что она никогда бы себе ничего такого не купила. Это не первый случай, когда подростки просят подарки для родителей. Даже маленькие дети, когда видят, что мама вот-вот заплачет, успокаивают ее и говорят, что, мамочка, не бойся, все будет хорошо. Понимаете? Это бойцы. Они сильные, смелые. Такие крохи, а проходят то, через что не все взрослые смогут пройти”, – рассказывает Гога.

О тех, которые ушли

О детях, которых побеждает болезнь, в отделении говорят: уходящие.

“Нельзя привыкнуть к уходу детей. Каждый уход – это кусочек твоего сердца, души. Об этом очень сложно говорить. Тем, кто много лет работает в отделении, невероятно тяжело. Физически и морально. Потому что идти, улыбаться и знать заранее, что ребенок будет уходить, а мы порой об этом знаем, невероятно сложно. Ты улыбаешься, а внутри все переворачивается. Единственное – я всегда прошу у Бога: “Господи, если ты уж не даешь жизни, так хоть не мучай”, – рассказывает Ольга Михайловна.

И продолжает: “Мы никогда не забудем детей. Они с нами. Это был 2009 год. На моих руках уходил воспитанник летной школы, где я когда-то работала. Мне позвонили и сказали, что нужна будет помощь. Илья поступил в училище и на построении упал. Оказалось, что это рак мозга. И вот этот случай я никогда не забуду. Я пообещала Илье, что буду с ним находиться до любого конца: либо выздоровление, либо. Ну так и получилось: его рука в моей руке”, – продолжает Гога.

“Еще один случай. Ксюша. Они шли с нами давно. А потом мне однажды позвонили и сказали, что девочка экстренно поступила в отделение. Ее спустили после пункции. И она почувствовала меня. Вы знаете, они действительно чувствуют. Если они даже во сне будут уходить, я четко знаю, они попрощаются. Так вот, Ксюша была еще под наркозом, но мою руку чувствовала. Мы с ней “пообщались”. В ночь она ушла”, – вспоминает Ольга Гога.

Кто помогает и как помочь?

Вы можете позвонить в благотворительную организацию “Мать и дитя” по телефону 61-62-12 и узнать, какая помощь требуется. Также можно опустить деньги в копилки, которые стоят в магазинах “Новэкс”. Все собранные средства идут на помощь детям.

“Что такое тысяча рублей? Это упаковка памперсов. Химия длится очень долго. И нужны памперсы как для маленьких деток, так и для взрослых. Эта тысяча очень важна. Огромное спасибо тем, кто оставляет деньги. У нас каждая копейка на счету. И спасибо всем, кто помогает. Все диваны, все столы – это все сделали друзья отделения. СУСК Алтайского края, прокуратура, БЮИ – это тоже наши друзья. Они уж много-много лет нам помогают”, – рассказала Ольга Михайловна.

Если раком болеет ребёнок

Одно из самых страшных испытаний для родителей — это тяжёлая болезнь ребёнка. Наши дети так нуждаются в поддержке, они такие беззащитные, и кто, если не мы, должны ограждать их от всех бед, напастей и болезней. Даже обычная простуда вызывает у нас тревогу и беспокойство, а когда речь идёт об опасной болезни, где нет гарантии благоприятного исхода, паника и шок усиливаются. Когда ребёнок заболевает раком, его родители проходят через те же стадии осознания горя, что и взрослый человек, узнавший о наличии у себя онкологического диагноза. Ребёнок — это наше продолжение, и его болезнь воспринимается как наша собственная. Поэтому родителям заболевшего ребёнка тоже необходима поддержка, в первую очередь, профессионального психолога.

Узнав, что у нашего ребёнка обнаружена раковая опухоль, мы испытываем шок и неверие. Сознание отказывается воспринимать саму мысль об онкологическом заболевании. Думаем, что это какая-то ошибка, что поставлен неверный диагноз, обращаемся к другим специалистам, просим перепроверить результаты обследования. Мы хотим надеяться, что врачи ошиблись, ведь бывает и такое. Чувствуем ужас и страх потери, множество других страхов — не справиться, не смочь, не найти достаточно средств, ошибиться в выборе врача и больницы. Будут сомнения при согласовании методов лечения, страх перед операцией, длительной и болезненной терапией, возможны обращения к целителям, поиск чудодейственных препаратов. Нам кажется, что жизнь кончена!

Гнев и ярость практически неизбежны. Ребёнок же ни в чём не виноват, это несправедливо, за что ему такие страдания? В данной ситуации не нужно бояться агрессивных реакций, надо дать выход гневу, ведь, не пройдя через агрессию по отношению к судьбе, сложно прийти к реальному восприятию случившегося и принятию ситуации как есть.

Мы готовы пойти на всё, лишь бы наш ребёнок выздоровел, без колебаний поменялись бы с ним местами, отдали бы свою жизнь, только бы он был жив и здоров. Пытаемся договориться с Богом и судьбой, чтобы всё закончилось благополучно.

Одна из главных психологических проблем, с которой сталкиваются родители детей с онкологией — это чувство вины. Иногда оно набирает болезненный масштаб, доходит до невротического состояния. Мы начинаем винить сами себя — не уберегли ребёнка, не уделяли достаточно внимания, передали неблагополучную генетику, не сделали для него всего, что могли. Важно как можно раньше осознать, что в случившемся не виноваты ни вы, ни кто-то другой, просто так сложилось — ребёнок болен, и его можно и нужно лечить. Поэтому, если вы чувствуете, что задавлены депрессией, лучше обратиться к психологу или психотерапевту — вы и ваша поддержка так нужны вашему ребёнку сейчас!

Читайте также:  Как называется отсасыватель соплей для детей

Преодолеть ощущение безысходности, жалость к самому себе необходимо для того, чтобы помочь вашему ребёнку победить болезнь. Не время предаваться отчаянию, надо взять себя в руки и обеспечить ребёнку всё необходимое, надо действовать. Помните — наши дети очень чутко улавливают наши эмоции и настроения, поэтому дайте ребёнку понять, что ситуация под контролем, что вы — его опора, на которую он всегда может положиться, передайте ему свою уверенность, что всё будет хорошо. Верьте в свои силы и настраивайтесь на лучшее, поддерживайте в ребёнке оптимизм, веру в благополучный исход и любовь к жизни.

Если в семье есть ещё дети, нужно объяснить им, что происходит, на доступном уровне рассказать о заболевании, о том, что необходимо сделать, чем и как можно помочь заболевшему, как с ним обращаться, что заразиться от больного нельзя. Может случиться так, что здоровые дети будут чувствовать, что им не уделяется достаточного внимания, ими пренебрегают, что брата или сестру любят больше. Необходимо вовлекать их в посильные хлопоты по уходу за заболевшим, а также находить время на полноценное общение с ними, не лишать их естественных детских радостей и праздников, делать всё, чтобы в доме не было гнетущей атмосферы.

В сложившейся ситуации требуется сплочение в семье, взаимопонимание и взаимопомощь. Нельзя копить в себе страхи и напряжение, не давая выхода эмоциям, потому что рано или поздно этот непосильный груз всё равно прорвётся, но в разрушительной форме. Важно объединять свои усилия и делить обязанности по уходу за больным, привлекать к помощи всех родственников, чтобы давать друг другу возможность время от времени отвлекаться и отдыхать.

Для ребёнка будет лучше избегать излишней опеки дома. Конечно, нельзя относиться к нему, как к здоровому, и делать вид, что ничего не случилось, но и возводить болезнь в абсолют и подчинять ей всю жизнь в семье не следует. Пусть ребёнок делает всё, что он в состоянии сделать, не отгораживайте его от повседневных дел, не берите всё на себя, помогайте ему тогда, когда это действительно необходимо и уместно. Так будет легче справиться с болезнью.

После прохождения курса лечения, когда ребёнок достаточно окрепнет, нужно возвращаться к привычному образу жизни. Очень важна возможность посещать школу, для ребёнка это свидетельствует о том, что он преодолел болезнь и может жить так, как раньше. В щадящем режиме можно возобновить занятия спортом, предварительно оговорив эту возможность с лечащим врачом и предусмотрев все меры безопасности. Это способствует физическому и душевному восстановлению после долгого и болезненного лечения, больниц, процедур. Вообще же на любом этапе лечения очень важно давать положительные эмоции и радость ребёнку, поддерживать его интерес к жизни, это может послужить мощным стимулом к выздоровлению.

К сожалению, в России ситуация с лечением детских раковых болезней менее благоприятна, чем в развитых странах мира, потому что финансирование на приобретение лекарств и оснащение больниц, создание специализированных медицинских центров и служб поддержки, повышение квалификации врачей-онкологов недостаточное. К сожалению, бывают ситуации, когда медики, особенно в регионах, отказываются госпитализировать больного ребёнка, считая выздоровление невозможным. Нельзя отчаиваться! Боритесь всеми средствами за жизнь и выздоровление ребёнка, обращайтесь в благотворительные фонды и организации, созданные для борьбы с раковыми заболеваниями, налаживайте связи с детскими онкологическими центрами, располагающими современным оборудованием и использующими самые передовые технологии диагностики и лечения — ДГБ №1 и городской больницей №31 Санкт-Петербурга, Российским научным онкологическим центром им. Блохина и Российской детской клинической больницей Москвы. Не поддавайтесь соблазну искать помощи у знахарей и целителей, чтобы избежать тяжёлого и болезненного лечения, чем раньше вы обратитесь к профессиональным врачам, тем больше шансов на выздоровление ребенка.

Не отчаивайтесь — сейчас очень важно сломать стереотип о том, что детская онкология неизлечима. Современные методы терапии позволяют излечивать до 80% случаев раковых заболеваний у детей. Сам по себе детский возраст даёт больше возможностей для борьбы с болезнью и восстановления после лечения. Никогда не теряйте надежды!

Уведомления

Смотри и читай!

Мы возобновили рассылку новостей

Страна рекомендует!

Теперь на Е1.RU cамые интересные новости страны! Важные публикации и резонансные новости других городов “Сети городских порталов” вы можете читать в специальном разделе “Рекомендуем”.

Все новости

Попал в «слепую зону»: екатеринбуржцу разбили машину на платной охраняемой парковке у «Башни Исеть»

А вы успели попрощаться? Показываем, как отгремел последний в истории «Старый Новый Рок»

Волонтёры нашли 15-летнюю школьницу, пропавшую больше недели назад в Верхней Пышме

В этом году в Шарташском лесопарке откроется первый отрезок дорожки для пешеходов и велосипедистов

Дом, на месте которого построят новое здание филармонии, перед сносом отремонтируют

Мэрия ищет новое место для телебашни, которую хотели построить на Уралмаше

Полиция заплатит миллион за информацию о татуированном убийце мамы с дочкой в Нижнем Тагиле

СК завел дело на полицейских, задержавших Ивана Голунова

В США назвали номинантов на «Оскар»: Ди Каприо снова в шортах, а Россию исключили в последний момент

В мэрии не смогли объяснить, почему частный сектор с коттеджами на Уралмаше попал в зону застройки

Прощание с легендой: в прямом эфире показываем последний «Старый новый рок»

За километр до финиша машина Сергея Карякина вышла из строя

Горящую свалку на Уралмаше превратили в зону для фотосессий

Владимир Шахрин: «Когда ты организатор, для тебя “Старый новый рок” как для лошади свадьба»

Подростка, выпавшего с балкона восьмого этажа, перевели в девятую больницу Екатеринбурга

Раскопают Малышева и часть ВИЗа: как обновят систему ЖКХ в Екатеринбурге в 2020 году

Прокуратура назвала сроки для мигрантов, забивших молотком водителя «газели» ради кражи овец и телят

Подозреваемому в двойном убийстве на Уктусе назначили психиатрическую экспертизу

«Мы не продлили еще несколько договоров»: новый директор ЦПКиО — о конфликте с арендаторами

Стрелок из Нижнего Тагила, которого обвиняют в смерти мальчика: «Пуля в Егорке была не моя»

Универсиады не будет. Вместо нее в Екатеринбурге пройдет другой турнир

Екатеринбурженку, которой повредили череп в отделе полиции, вызвали на допрос в следственный комитет

«Из-за пара ничего не видно»: перекресток на Уралмаше затопило горячей водой

«Сносить не дам — встану грудью»: владелец аттракционов в ЦПКиО — о конфликте с новым директором

На Сортировке водитель фуры при парковке задавил грузчика

Полиция возбудила уголовное дело против правления ТСН на Уралмаше, которое шиковало за счет жильцов

В ЦПКиО сносят первые аттракционы: прямой эфир

Докатились! Сколько детей госпитализировали после катания на бубликах в Екатеринбурге

Новый директор ЦПКиО выгнала из парка первых арендаторов

Что ждет стрелка из Нижнего Тагила, из-за которого умер восьмилетний мальчик

Казахстанская звезда Димаш впервые выступит в Екатеринбурге

В Кольцово объяснили утренние гигантские пробки на въезде в аэропорт

«А вдруг сама спровоцировала?»: журналист Ая Шафран — о том, почему молчат жертвы сексуального насилия

Участкового из Екатеринбурга задержали при получении взятки

Иностранный к отпуску: раскрыты все секреты и лайфхаки лингвистов

Родители стали предпринимать срочные меры, чтобы повысить баллы детей на предстоящих ЕГЭ и ОГЭ

5 вечеров в Екатеринбурге: подборка концертов и одна лекция, где научат говорить с детьми о сексе

Тринадцатилетняя школьница, пропавшая в Екатеринбурге под Новый год, сама вернулась домой

Один день из жизни на «Дакаре»: что едим, куда ездим и где и сколько спим

Онкологический ликбез: почему дети болеют раком и как распознать первые симптомы

Детский хирург-онколог рассказал, как лечат малышей в России и за границей.

Детский хирург-онколог Областной детской клинической больницы № 1 Сергей Тупоногов

В рубрике «Онкологический ликбез» на E1.RU вышло несколько интервью со специалистами-онкологами, которые рассказывали о раковых заболеваниях разных органов и их лечении. В этой публикации предлагаем поговорить о детской онкологии: как у малышей появляются злокачественные опухоли и можно ли это предупредить или хотя бы вовремя заметить. Эти вопросы мы задали детскому хирургу-онкологу Областной детской клинической больницы № 1 Сергею Тупоногову.

— Сергей Николаевич, почему совсем маленькие дети болеют раком? Ведь у них нет вредных привычек, как у взрослых, на них ещё не успела подействовать радиация и другие факторы экологии? Кто в этом виноват — природа или родители?

— Онкологические заболевания у детей первых лет жизни — это в большинстве своём проявления различных нарушений, которые произошли при закладке его органов и тканей ещё во время беременности. Спровоцировать это могло курение мамы или других родственников, другие вредные привычки или та же радиация.

Ещё очень важен генетический фактор. Например, в нашем центре по поводу рака почек были прооперированы двое детей, папа у которых общий, а мамы — разные. Оказалось, что отец передал им ген, вызвавший рак. Поэтому сказать однозначно, кто тут виноват, достаточно сложно. Безусловно, сам ребёнок ни в чём не виноват.

Бывают генетические поломки, которые происходят во время беременности у мамы, которая очень строго следит за своим здоровьем. Есть и то, что передаётся по наследству изначально, и это можно предотвратить, если семейная пара на этапе планирования рождения ребёнка обратится на консультацию к медицинскому генетику. И, конечно, у генетика обязательно нужно консультироваться, если в семье дети уже болели онкологическими заболеваниями.

Нам сейчас известно несколько синдромов, когда определённые пороки развития у детей сочетаются с онкологическими заболеваниями. В таких семьях родителям нужно очень серьёзно относиться к рождению детей и их будущему здоровью.

— За последние годы дети стали чаще болеть раком?

— Да, мы видим за последние 10–15 лет рост заболеваемости детей. Каждый год в Екатеринбурге и Свердловской области мы выявляем около 150 случаев раковых опухолей у детей.

Но рак сегодня — и, наверное, вам про это уже говорили мои коллеги-онкологи — совсем не приговор. Если у ребёнка опухоль выявлена в первой или второй стадии, когда ещё нет метастазов и прорастания в окружающие ткани, то шанс на полное выздоровление очень высок. 90% детей с такими стадиями мы излечиваем, и дальше они живут полноценной жизнью. Если рак обнаружили поздно, то, конечно, будет сложнее помочь ребёнку. Но и здесь процент выздоровевших немаленький — 70%.

Чем младше ребёнок, тем рак у него лечится лучше, говорит Сергей Тупоногов

— Есть какая-то разница, какие дети легче переносят онкологические заболевания и их специфическое лечение?

— Чем младше ребёнок, тем рак у него лечится лучше — он легче переносит само лечение и лучше отдалённые результаты. Чем старше — тем больше возникает различных проблем. Плюсом к этому добавляется психологический фактор, потому что наши пациенты постарше уже понимают, что с ними происходит.

— Есть у рака «излюбленные» детские локализации?

— На первом месте у детей среди онкологических заболеваний стоят опухоли головного мозга. Затем по частоте следуют опухоли системы крови — лейкозы, лимфомы, лимфогранулематоз, опухоли почек и надпочечников, печени, костей. Есть чисто детские опухоли — нефробластомы, которые не встречаются у взрослых. А у детей они достаточно быстро проникают в забрюшинное пространство. Зато у детей почти не бывает опухолей лёгких или, если и бывают, то они бывают доброкачественными.

Онкологические заболевания у детей и лечатся иначе, чем у взрослых. Для детей это очень краткий эпизод в жизни. После операции начинается более важная и продолжительная часть лечения — химиотерапия. Она проводится курсами, которые иногда занимают годы. Но и эффект у детей она даёт совсем иной, чем у взрослых: у них на химиотерапии уходят даже метастазы из лёгких.

— Сергей Николаевич, если говорить о ранней диагностике рака у детей — на что родителям нужно обратить внимание? Ведь ребёнок сам может не сказать о том, что у него что-то болит?

— Начиная с первых месяцев жизни ребёнка и до его совершеннолетия на развитие злокачественного новообразования могут указать повышенная слабость, депрессия, апатия, изменение аппетита, изменение поведения ребёнка, в том числе и повышенная агрессивность, и беспричинные смены настроения. Также нужно обращать внимание на любые боли: в голове, в грудной клетке, животе, костях, появление любых увеличенных лимфоузлов, или, как ещё говорят, шишечек, появление любых высыпаний на теле. Ещё один повод встревожиться — повышенная кровоточивость или склонность к быстрому появлению синяков.

Во всех этих случаях ребёнка нужно показать врачу. К сожалению, бывает так, что родители, отдавая своих детей сразу в несколько секций, расценивают их жалобы как лень и нежелание учиться. А на самом деле в это время теряют бесценное время, когда ребёнка надо не учить, а лечить.

Химиотерапия при лечении детской онкологии может занять годы, но и эффект значительно лучше, чем у взрослых

Ещё почему-то именно в крупных городах родители, считая себя людьми образованными и просвещёнными, не выполняют самых простых рекомендаций педиатров. Например, повсеместно принято, что ребёнку после рождения надо сделать УЗИ органов брюшной полости в 1 месяц, в 6 месяцев, а затем в 1 год. Но родителям некогда или они считают, что их ребёнку это не нужно, так как он здоров. А такой малыш ведь и не пожалуется ни на что.

По моему мнению, УЗИ надо делать как раз в эти сроки, в которые их, кстати, и назначает поликлиника. Так мы можем очень рано обнаружить любую опухоль и вовремя удалить её. После года УЗИ брюшной полости надо повторять хотя бы 2 раза в год до пяти лет — и это даже в том случае, если у ребёнка вообще нет никаких жалоб! После пяти лет достаточно делать УЗИ раз в год. И примерно с такой же периодичностью, если иначе не назначит врач, контролировать общий анализ крови и общий анализ мочи.

— Сергей Николаевич, к слову о диагностике — читая истории детей, заболевших раком, поневоле обращаешь внимание на такие факты. Например — ребёнок упал с велосипеда, ударился ногой, а потом прямо на этом месте нашли опухоль. Что это — совпадения или это можно как-то объяснить?

— В медицине есть такой термин — «симптом указующего перста». В таких случаях можно вспомнить про этот симптом или, как его можно ещё ярче назвать, «перст судьбы». Но, на мой взгляд, всё значительно проще и трагичнее. Когда ребёнок падает с велосипеда, а потом жалуется на сильную боль в ноге или руке, то эта боль вызвана, увы, уже не падением, а растущей опухолью. Просто взрослые не придают этому значения. А вспоминают про жалобы ребёнка только тогда, когда ему уже ставят страшный диагноз. Мы все в детстве падали с велосипедов, и если бы эти травмы были причиной рака, то что бы с нами сейчас было?

— Ещё один вопрос, тоже рождённый по итогам прочтения многочисленных публикаций в интернете по детской онкологии. Почему детей увозят лечить за границу? Чем то лечение отличается от того, которое проводят у нас?

— Лечение в зарубежных клиниках принципиально не отличается от того, которое проводят российские врачи. Да, у нас пока не хватает отдельных хирургических методик. Возможно, где-то есть не все химиопрепараты или нет тех препаратов, которые не зарегистрированы в России. Но всё-таки в большинстве случаев родители увозят лечиться за границу тех детей, для лечения которых мы исчерпали все свои возможности, а лечение за границей тоже без гарантий, это уже жест отчаяния. Вы поймите, детская онкология — это особая отрасль медицины. Ни один родитель никогда не смирится с тем, что его ребёнку уже нельзя помочь, и в этом я не могу никого осуждать.

Лечение в зарубежных клиниках принципиально не отличается от того, которое проводят российские врачи

Напомним, ранее мы беседовали об одном из самых распространённых онкозаболеваний — раке кожи — с профессором кафедры онкологии и медицинской радиологии Уральского государственного медицинского университета Сергеем Берзиным, об онкологических заболеваниях крови — лейкозах — с главным гематологом Свердловской области Татьяной Константиновой, а о раке лёгких нам рассказал главный специалист Управления здравоохранения Екатеринбурга по лучевой диагностике Андрей Цориев.

Несколько публикаций мы посвятили онкологии желудочно-кишечного тракта. О самой страшной её локализации — раке поджелудочной железы — мы поговорили с доктором медицинских наук Михаилом Прудковым, о раке желудка — с главным хирургом города Алексеем Столиным. О раке кишечника нам рассказал заведующий отделением колопроктологии СОКБ N 1 Андрей Ощепков, а об онкологии самого уязвимого органа — пищевода — заведующий торако-абдоминальным отделением Свердловского областного онкодиспансера Юрий Истомин.

Кроме того, мы писали о типичных «мужских» и «женских» заболеваниях: главный уролог Свердловской области Игорь Баженов рассказал нам о «мужских болезнях», в том числе раке и аденоме предстательной железы, а заведующий отделением онкомаммологии ГКБ N 40 Сергей Демидов и заведующая кафедрой акушерства и гинекологии Уральского государственного медицинского университета Татьяна Обоскалова — о самом распространённом и самом страшном «женском» онкологическом заболевании — раке груди и других опасных женских болезнях.

Наконец, главный онколог Екатеринбурга Денис Демидов рассказал нашим читателям о том, как правильно обследоваться без потери времени и денег, чтобы выявить признаки онкологии, и почему сложные процедуры типа МРТ или колоноскопии в этом не всегда помогают, а главный хирург Екатеринбурга Алексей Столин — о том, почему сейчас не нужно бояться онкологических операций.

Фото: Антон БАСАНАЕВ; Артём УСТЮЖАНИН / E1.RU

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...